Сайт Тима J. Скоренко Сайт Тима J. Скоренко Обо мнеСайт Тима J. СкоренкоЖЖСайт Тима J. СкоренкоКонтактная информация
Сайт Тима J. Скоренко
Сайт Тима J. Скоренко
Журналистика Популяризация науки Проза Стихи Песни Другие проекты
Сайт Тима J. Скоренко
Сайт Тима J. Скоренко
Тексты песен Аудиозаписи и аккорды Видеозаписи Фестивали и премии
Сайт Тима J. Скоренко
2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 2008 2007 2006 2005 2004 2003 2002 Детство (1998-2001)
Сайт Тима J. Скоренко


        ВЕСЕННЯЯ

Наступила весна‚ не до сна красоте‚
Зеленит тишину шелестящим дождём‚
И весёлая поросль летних детей
Нарушает порядок и стройность зимы.
Золотила она сотни розовых тел
И склонялась ко дну‚ призывая: «Пойдём!
За чужие моря к самой главной мечте‚
К самой главной мечте в чьи-то вещие сны!»

И какой-то безумец нажал на курок‚
Но осечка — и Пушкин навеки живой‚
И опять Эдгар По аз бумаге воздал:
Юлалум‚ Юлалум‚ Юлалум‚ Юлалум!
Обрезали лозу и давили вино‚
Виноградные песни исполнил конвой‚
Заключённый ушёл босиком‚ а вода
Под ногами плескала волной наобум.

А веселый Мазай‚ полоумный старик
Снова зайцев везёт с половодья домой‚
Его грубые руки сжимают весло‚
И улыбка на тронутых солнцем губах.
И огромная жизнь превращается в миг — 
Тот семнадцатый‚ где распрощались с войной‚
И я думаю‚ что нам с тобой повезло‚
Что мы можем держать это счастье в руках.

Улыбнётся светилу бездушный вампир‚
Расставаясь с бессмертьем‚ но это пока — 
Он увидит рассвет раз в три тысячи лет‚
Что любого бессмертия стоит вполне.
Покачнулся от света вселенский эфир‚
И поймал его Белл‚ как в сачок мотылька‚
А со сцены послышался треск кастаньет — 
Это значит Кармэн поклонилась весне‚

   Которая здесь‚ которая там‚
   Которую я посвящаю тебе‚
   Которую я посвящаю сердцам‚
   Которые слились в единой судьбе.
   Которая жжёт и толкает на бис — 
   Поклон королевишне и королю‚
   Но главная сущность весны — это жизнь‚
   Которую я неустанно люблю.

Серебристые струны познают смычок‚
Паганини опять заиграет каприз — 
И его повторить не сумеет никто‚
Потому что колени от счастья дрожат.
Застрекочет за печкой волшебный сверчок‚
Корабли в дальнем море почувствуют бриз‚
А Лисянский — живой — запахнётся в пальто‚
И достигнет incognita он наугад.

А Жавер поцелует Вальжана в висок
И под руку его поведёт на балет‚
Они будут смотреть‚ как танцует Дункан‚
Отродясь не носившая длинных шарфов.
Улыбнётся весне всепрощающий Бог‚
Люцифера простив через тысячи лет‚
Ему путь проведёт прямо в облачный стан‚
Избавляя того от подземных костров.

И опять зарыдает светло Башлачёв
Или Янка споёт о трамвайных путях‚
По которым гуляли они босиком
И по воздуху шли аки шли по земле.
И Владимир Высоцкий подставит плечо‚
Чтобы друг не почил на подгорных камнях‚
Чтобы Цой записал самый новый альбом‚
Чтобы Майк улыбнулся навстречу весне‚

   Которая здесь‚ которая там‚
   Которую я посвящаю любви‚
   Которую я посвящаю друзьям‚
   Которые руку подать мне смогли.
   Которая тащит и тянет допеть‚
   Которая шепчет: «Никто не продаст!»‚
   И вновь побеждает соперницу-смерть‚
   Которую я ненавидеть горазд.

Так расправь же ты крылья за стройной спиной
И взлети над землёй‚ и увидишь восход‚
Только будь осторожна‚ ведь помнишь: Икар
Слишком близко взлетел в золотым небесам.
Доротея моя‚ я хочу быть с тобой‚
Я хочу‚ как Антон‚ подхватить твой полёт‚
Как летающий Друд‚ твой почувствовать жар — 
И тогда вознесусь я‚ наверное‚ сам.

Полетели со мной за чужие моря‚
В неизвестные земли — туда‚ где бывал
Лишь герой Гильгамеш‚ да отшельник Фома — 
В те края‚ где со мной ты не будешь одна.
Через снег января‚ через блеск янтаря‚
Сквозь пустыни веков и двенадцатый вал.
Ты хотела туда — ты увидишь сама:
Ведь оттуда на свет появилась весна‚

   Которая здесь‚ которая там‚
   Которую я посвящаю себе‚
   Которую я посвящаю мечтам‚
   Заслуженным мной в интравертной борьбе‚
   Которая громко зовёт: «От винта!»
   И тянет в гитаре‚ любви и вину‚
   Но главная сущность весны — суета‚
   В которой смогли мы найти тишину.

Этот мир только наш‚ мы с тобою сидим
На крутом берегу бесконечной реки.
Мы с тобою молчим — нам не надобно слов‚
Только руки в руках и четыре крыла.
Постареет весь мир‚ постареем мы с ним: 
Заострятся черты‚ побелеют виски‚
Но останется странное чувство — любовь — 
Та любовь‚ что всегда вместе с нами была:

   Которая здесь‚ которая там‚
   Которую я посвящаю тебе‚
   Которую я посвящаю сердцам‚
   Которые слились в единой судьбе.
   Которая жжёт и толкает на бис — 
   Поклон королевишне и королю‚
   Но главная сущность любви — это жизнь‚
   И тихая фраза: тебя я люблю…

        АЛХИМИК

Я оставил за собою
Два портрета Каэтаны:
Так прекрасна и желанна — 
Вдохновила маха Гойю.

Её тело золотое — 
Нарушение закона.
К инквизитору с поклоном
Я приду немым изгоем.

   Это nigredo — работа в чёрном:
   Фон‚ простыни и абрис фигуры‚
   Запах портьер‚ колыханье шторы‚
   Линии внутренней арматуры.
   Каждая точка и выбор цвета‚
   Выбор оттенка и выбор формы‚
   Выбор художником слов поэта — 
   Это nigredo — работа в чёрном.

Герцогиня в белом платье‚ — 
Как пантера‚ грациозна‚ — 
И‚ пока ещё не поздно‚ 
Так хотел её обнять я.

А потом сняла одежду‚
Нарушая все запреты‚ — 
И опять я у мольберта
Грубый холст ласкаю нежно.

   Это albedo — работа в белом:
   Шёлк её плеч‚ переливов нежность‚
   Каждая линия — плавность тела‚
   Поза есть царственная небрежность.
   Форма античной чудесной вазы‚ — 
   И восхищению нет предела‚
   В ритме божественного экстаза — 
   Это albedo — работа в белом.

О‚ Catolica Espana‚
Я способен впасть в опалу:
Герцогиня Каэтана
Для меня святыней стала.

Герцогиня Каэтана — 
На картине просто маха‚
За неё пойду на плаху‚
К инквизитору на пламя.

   Это rubedo — работа в красном:
   Блеск её глаз и улыбки тонкость‚
   И я надеюсь‚ что не напрасно
   Сердце сносило её жестокость.
   Я отражу на диптихе вольном
   Выстрел из уст женственных и властных‚
   Я их наполню своей любовью:
   Это rubedo — работа в красном.

        ПЕСНЯ ИСПАНСКОГО ПАТРИОТА

Лучше умереть стоя‚ чем жить на коленях.
Он ни на секунду не забыл о своих собратьях.
Он ни на секунду не забыл о своём назначенье.
Он оставил свой страх у резного изголовья кровати.

Его сердце билось об устланную иглами землю.
Пистолет дрожал‚ принимая все движения тела.
Человек человеку — не волк‚ но отдали дань зверю — 
И он помнил‚ как на баррикадах Испания пела.
 
ПРИПЕВ: 
        Над всей Испанией безоблачное небо!
        Над всей Испанией безоблачное небо!
        Над всей Испанией безоблачное небо!
        Так дай Бог нам дождя!

И он верил‚ что Пассионария — испанская Жанна.
И он верил‚ что имя Долорес — дань происхожденью.
Он не знал‚ что её сын в России с начала пожаров
Страх свой скрывает в подвалах во имя спасенья.

Каждый мост он взрывал за собой‚ чтоб не дать переправы.
Ведь лучше умереть стоя‚ чем жить на коленях.
Он не чувствовал боли‚ ведь на каждую боль — своё право.
Его сердце билось о землю в ожиданьи мишени. 

ПРИПЕВ:
ПРИПЕВ:

        ПРОЩАНИЕ С ШАРИКОВОЙ РУЧКОЙ ЗА 101 РУБЛЬ

Прощай‚ дорогая‚ я всё отписал‚ что сумел‚ — 
И нежное тело твоё уже стало прозрачным.
Как жалко‚ что я не могу дать обет о безбрачье‚
Хотя изменить тебе я никогда не хотел.

Прости‚ дорогая‚ что я так безжалостно грыз
Твоё колпачковое чуть синеватое тело.
В своём увлеченье тобой я не ведал предела‚
Всегда исполняя почти что любой твой каприз.

Твой шарик лишился чернил и невзрачно поник‚
Бумагу теперь выскребая до крови пушистой.
Ах‚ как коротка стержневая проточина жизни — 
И я уже слышу душою прощальный твой крик.

Прости‚ дорогая‚ что чёрти кому каждый день
Одалживал я твои нежные стройные формы.
Тебя раскрутив‚ превращал я в жестокое порно
Твою красоту‚ обрекая себя на мигрень.

Я помню‚ тебя приобрёл я в обычном киоске‚
Средь сотен похожих красавиц заметив одну.
В изгибах китайских твоих я увидел весну — 
Теперь же в кухонную мусорку выбросил просто.

Прощай‚ дорогая‚ я скоро полезу в петлю:
Никто не заменит тебя в моей жизни постылой…
…Пока моё чувство к тебе до конца не остыло‚
Всё в том же киоске я новую ручку куплю.

        JEDEM DAS SEINE

Богини судьбы решают втроём‚
Что каждому дать‚ как каждому жить.
Анвертер, смотри в оконный проём‚
Читая слова, лишённые лжи.

Но здесь ни причём ни тонкий расчёт‚
Ни чьи-то мольбы о лучших веках.
Лишь случай слепой — нечёт или чёт:
Мы — куклы судьбы в бесстрастных руках.

         Jedem das Seine — напишите на райских вратах:
         Кто-то успел туда и остался там.
         Ангелы ада всегда на своих постах‚
         Они стерегут слова «Jedem das Seine».

Но богини судьбы‚ как всегда‚ далеки
От того‚ что внизу за основу основ
Принимается смерть‚ и не видно не зги
За весёлой чертой этих кованых слов.

Приходящий сюда‚ всё оставь у дверей.
Человек у ворот — это твой командир.
Здесь повсюду кресты‚ только нету церквей‚
И слепая душа перетёрта до дыр.

         Jedem das Seine — напишите на каждом челе.
         Кто-то вошёл в меня и остался там.
         Чёрная гарь на белоснежном крыле
         Вновь образует слова «Jedem das Seine».

А богини судьбы решают‚ кому
Великий почёт‚ кому — темноту.
И всё же они подвластны Ему — 
Он вечно стоит на небесном посту.

Кому — в лагеря‚ кому — в короли.
Получит ли кто от Господа займ?
Пустые слова‚ что он справедлив‚
Ведь он разрешил начертать на вратах 
         Он разрешил начертать на вратах — 
         JEDEM DAS SEINE!
                     — напишите на каждой душе.
         Тот‚ кто вошёл во врата‚ остаётся там…
         Это клише. Не приговор‚ а клише — 
         Jedem das Seine…

        ЗУРБАГАН
  Памяти Александра Грина

Он подарил нам Ассоль
И алые паруса.
Он в жизни знал только боль‚
Бумаге дав чудеса.
Смотри: по морю бежит
Простоволосая Фрези Грант.
Мы с тобою поедем жить
В золотой Зурбаган!

ПРИПЕВ: 
        Высокий измождённый человек
        У досками забитого окна
        Придумывал слияния волшебных рек
        И видел, как под слякотью скрывается весна!…

Прости меня‚ мой герой‚
Мой смелый капитан Грэй.
Я не смогу плыть с тобой:
Я буду ждать у дверей.
Ты купишь парусный шёлк,
Ты поплывёшь в чужим берегам.
Ах, молодой морской серый волк,
Вези меня в Зурбаган!

ПРИПЕВ:

Пусть там, где плещет прибой,
Контрабандисты поют.
И над бескрайней толпой
Парит блистающий Друд.
Воображенье родит
Несуществующих мест ураган.
Когда умрёт он, его дух полетит
В золотой Зурбаган!

ПРИПЕВ:
ПРИПЕВ:

        БОГ И ДЬЯВОЛ

Поверь‚ что в каждом слове есть идея‚
Заложенная кем-то поднебесным.
И если даже я не знаю‚ где я‚
Про всякое «нигде» исполню песню.
Куда лежит теперь моя дорога‚
Когда тебя со мною рядом нету?
Но знай‚ что если я — поэт от Бога‚
То к дьяволу всё то‚ что вне куплета.

Поверь‚ что в каждой мысли есть свобода‚
Которую никто отнять не сможет.
И семя голубого небосвода
С твоей сольётся белоснежной кожей.
А значит‚ не суди меня так строго‚
Хотя ты нанесла уже удар мне.
Ты знаешь‚ если я — талант от Бога‚
То к дьяволу всех глупых и бездарных. 

Поверь‚ я не умею быть бесстрашным:
Порою даже ночью сплю при свете.
И если кто-то скажет — врукопашку‚
Я даже знать не буду‚ что ответить.
Зато я не застыну у порога‚
Когда диван раскрыт‚ горят поленья.
Ты знаешь‚ если я — герой от Бога‚
То к дьяволу всех тех‚ кто на коленях.

Поверь‚ моя гордыня — не болезнь.
Грехом я самомненье не считаю‚
А если из меня вдруг спесь полезет‚
Уйми её‚ уста закрыв устами.
Я тоже подвергаюсь злому року‚
Хотя его почти всегда предвижу:
Так знай‚ что если я велик от Бога‚
То к дьяволу всех тех‚ кто меня ниже.

Поверь… Ну‚ почему ты молчалива?
В глазах твоих — укор и сожаленье.
Теперь я понял: раз ты так красива‚
То я тебе кажусь всего лишь тенью.
Куда меня ведёт моя дорога‚
Плевать: я все обиды смою кровью.
Ты знаешь‚ если я дошёл до Бога‚
То к дьяволу тебя с твоей любовью.

        ХУДОЖНИК
    Ария Гойи из рок-оперы «Гойя»

Твори‚ рисуй‚ художник
Прекрасных дам и даже
Не очень осторожно‚
На грани эпатажа.
Рисуй весёлых махо
И гордых кабальеро‚
Веди себя на плаху‚
Нападками на веру.

   Я в зеркало смотрю и плачу:
   Ах‚ как я постарел за годы.
   Но верю я пока в удачу
   И верю я пока в погоду.
   Я вижу в лицах душ оттенок‚
   На холст бросая россыпь красок‚
   Забыв: глаза имеют стены‚
   А лиц не видно из-под масок.

Твори‚ рисуй‚ художник‚
Душою не кривляясь.
Пускай клеймят безбожьем‚
Закрыв ворота рая.
Пройди весь путь от махо
До самой Изабеллы:
Веди себя на плаху
По звуки тарантеллы.

   Я вижу на своих картинах:
   Я был талантлив‚ стал гениален.
   Я разогнул больную спину‚
   Я разбудил всех тех‚ что спали.
   Я балансирую на грани.
   Мои враги — мои клиенты.
   В аду я нарисую пламя‚
   Сорвав чертей аплодисменты‚

Моя палитра — моя жизнь‚
Её не променяю ни на что другое.
Я вижу мир сквозь сеть прозрачных призм‚
Моё имя — Гойя!
Гойя!

        АРИЭЛЬ
  Памяти Александра Беляева

Ариэль‚ полетим‚ Ариэль‚ по холодным заморским ветрам‚
По Тибетским горам‚ по казахским степям — 
Из зимы в бесконечный апрель!
Это наша последняя цель — золотистый заоблачный храм:
К голубым облакам по холодным векам
Полетим мы с тобой‚ Ариэль!

ПРИПЕВ: 
        Летающий мальчик без шрамов от вырванных крыльев‚
        Твоя красота — похвала для тебя и упрёк.
        Ты помнишь‚ как мы с тобой вместе счастливыми были?
        Летающий мальчик‚ ты выучил этот урок.

Ариэль‚ полетим‚ Ариэль‚ над ансамблями башен и крыш.
В облаках ты паришь‚ мой весёлый мальчиш-
Ка‚ в глазах твоих — неба пастель.
Ты — крылатый земной асфодель‚ нарушаешь вселенскую тишь‚
Под тобою Париж‚ мрамор греческих ниш‚
Под тобою весь мир‚ Ариэль!

ПРИПЕВ:

Ариэль‚ помолчим‚ Ариэль‚ помолчим о прошедшей любви‚
Все покровы сорви‚ улети и живи
Там‚ где ждёт тишина и постель…
Еле слышно поёт коростель‚ чую плеск драгоценнейших вин…
Меня в путь позови ты молчаньем своим‚
Позови меня в путь‚ Ариэль!

ПРИПЕВ:

        ЖОРЖ САНД

Мужчины‚ мужчины‚ мужчины‚ мужчины — 
Рабы‚ короли‚ темнота‚ властелины — 
Да кто вам позволил любить?
Опять в тишине дальних вычурных окон
Узор её кожи‚ божественный локон‚
Зубов серебристая нить.

Так кто же она — эта странная дама‚
Ни капли стыда и боязни ни грамма:
Цилиндр‚ сюртук‚ галифе.
Улыбка Джоконды‚ глаза Пенелопы‚ — 
Она покорила Большую Европу
И город на грязной Неве.

ПРИПЕВ: 
        Пускай величье позы
        Искупит грех любви.
        Как сладки эти дозы
        Смешения крови.
        Я трезв уже не слишком‚
        Хотя ещё не пьян‚
        И обо мне напишет 
        Аврора Дюдеван
        Абзац или роман…

Скажите: не дьявол ли женщину любит?
Она ведь сама кого хочешь погубит‚
Раздавит печатной строкой.
У ног её рай‚ да и ад недалёко‚
А если бывает порой одиноко — 
Достаточно сделать рукой.

Смотрите: любовники‚ словно страницы
Стекают по угольно чёрным ресницам
На брачное ложе её.
И даже когда её прах примет ветер‚
Настигнет меня через бремя столетий
Её золотое копьё.

ПРИПЕВ:
ПРИПЕВ:

Прекрасная Жорж Санд…

        ЖЮСТИНА

Как пусто в их стёртых до самого донышка душах!
Становится суше
На бледном холодном лице молодой куртизанки‚
Прекрасной испанки.
Никто никому никогда в этом мире не нужен:
Ни женщина мужу,
Ни рваные вены в подземных хранилищах замков‚ — 
Я вижу изнанку:

   Я вижу: горячие слёзы в прекрасных глазах‚
   Упав на огонь‚ не позволят ему разгореться…
   Жюстину поймает разбойник Железное Сердце‚
   Жюстину поймает разбойник Железное Сердце‚
   А может быть‚ чёрт побери‚ господин де Брессак!
   А может быть‚ чёрт побери‚ господин де Брессак!

Монахи‚ по шею погрязшие в дебрях распутства‚
Вина и безумства‚
Кровавые герцоги и ненасытные графы
И слева‚ и справа.
И ненависть — это одно лишь доступное чувство‚
И смерти искусству
Тут учатся с детства потомки убийцы Вараввы — 
И все они правы‚

   Держа этот мир в безнадёжно порочных руках‚
   Лишат даже маленьких девочек радости детства:
   Жюстину поймает разбойник Железное Сердце‚
   Жюстину поймает разбойник Железное Сердце‚
   А может быть‚ чёрт побери‚ господин де Брессак!
   А может быть‚ чёрт побери‚ господин де Брессак!

Никак не сбежать: их кошмарные жирные лица
Хотят веселиться.
В их чёрных умах разжигает чужое страданье
Горячее пламя.
Они не вампиры‚ но крови готовы напиться‚
И плачут девицы.
На башне порока лежат три кита мирозданья‚
И это сознанье

   Судьбу повернёт к нам истерзанным розгами задом‚
   И‚ кажется‚ мне ничего уже больше не надо — 
   Я знаю лишь верную мысль маркиза де Сада‚ 
                                         де Сада‚
                                              де Сада…

   Я вижу: горячие слёзы в прекрасных глазах‚
   Упав на огонь‚ не позволят ему разгореться…
   Жюстину поймает разбойник Железное Сердце‚
   Жюстину поймает разбойник Железное Сердце‚
   А может быть‚ чёрт побери‚ господин де Брессак!
   А может быть‚ чёрт побери‚ господин де Брессак!

        НИКОЛЬСКИЙ РОМАНС

Положите меня, положите меня на Никольском,
Возведите вокруг саркофаг с православным клеймом.
Придавите плитой, на плите напишите неброско,
Чем я был знаменит: красотою, величьем, умом — 

Даже если ничем, всё равно, я прошу — положите
Рядом с нотным Чайковским —  холодным гранитным постом,
Рядом с графом Данзасом — невидимой Пушкинской нитью,
Рядом с рваным, корявым и сердца лишённым Христом.

Положите меня — положите меня не в могилу — 
На сырую траву, на заржавленный старый фонтан.
Называйте меня, называйте меня Измаилом,
Потому что Ахава с собою забрал океан.

Положите меня рядом с сонмом великих открытий — 
Здесь Лисянский нашёл свой последний столичный причал…
Положите меня, положите меня, —  положите!  — 
Я сначала шептал, а потом не сдержал — закричал!

Обнимите меня, дорогой господин Достоевский:
По соседству теперь коротать бесконечность веков;
А с другой стороны, незаметно, без всякого блеска
Отдыхает министр сатиры маэстро Крылов…

Опадает листва, клочья снега летят на палитру,
Ибо бронзовый Шишкин её не способен спасти.
Парой дат ограничен мой мир поднебесным арбитром,
Парой скомканных строк на граните — отрезок пути.

Назовите меня, назовите меня Измаилом,
Положите меня на поросший крапивою путь.
Моби Дика ловить — не по мне; мне хватило бы силы
Доползти своим ходом до Лавры. А там — отдохнуть.

        САМАНТА СМИТ

Саманта Смит
Опять напишет своё письмо
И полетит,
А кто-то будет смотреть кино
О том, как девочка в окно
Бумажный пустит самолёт
И как она ответа ждёт…

Саманту Смит
В аэропорту встретит телеэфир,
И закричит
Она в экраны «Миру — мир!»,
И изо всех оконных дыр
Глядят созвездья жадных глаз,
И шебуршит о чём-то ТАСС…

ПРИПЕВ: 
        Но всё это так — пустота,
        Ведь главное там — в груди,
        И кто-то споёт: я дам
        Начало её пути!
        И через моря конверт
        Штормам всем назло летит:
        Свободы и долгих лет
        Желая Саманте Смит,
        Саманте Смит…

Саманте Смит
Несут букеты живых цветов,
А Бог не спит,
Её поймать он всегда готов,
Когда огромный самолёт,
Словно бумажный, упадёт…

Саманта Смит,
Стальная статуя возьмёт
Огромный щит
И твой прикроет самолёт,
И дар твой примет солнца диск:
Душа наверх, а тело вниз…

ПРИПЕВ:

Саманта Смит
Опять напишет своё письмо
И полетит,
А кто-то будет смотреть кино
О том, как девочка в окно
Бумажный пустит самолёт
И как она ответа ждёт
Из-за морей…

        ЗАЙМЁМСЯ ЛЮБОВЬЮ

Когда незнакомые люди посмотрят на нас
И в руки возьмут холодящие серые камни,
А кто не возьмёт — тот закроет все двери и ставни,
Чтоб только, дай Бог, не увидеть наш истинный час,
Когда опустеют глаза и поблекнут умы,
Квадратные дворики чьей-то наполнятся кровью,
Я знаю прекрасное средство бежать от сумы и тюрьмы — 
Займёмся любовью, любовью!
Любовью…

Когда хладнокровное небо прольётся дождём
И молнии выстрелят в нас электрическим током,
Природа окажется матерью злой и жестокой,
Пронзит нас, как мы насекомых пронзаем гвоздём,
Когда ураганы сметут, как песчинки, дома
И ты поведёшь своей тёмной изогнутой бровью,
А после сквозь грохот стихии предложишь сама:
Займёмся любовью, любовью!
Любовью…

Когда пустота у крыльца завиляет хвостом,
А после приляжет и морду положит на лапы,
И ветер взрыхлит простыни в опустевших палатах,
И больше уже никогда не наступит «потом»,
Когда силуэт в капюшоне зайдёт отдохнуть
И, руки скрестив за спиною, замрёт в изголовье,
Мы  вместо того, чтобы лечь и спокойно уснуть,
Займёмся любовью, любовью…
Любовью…

        РИТМ ТОРКВЕМАДЫ

По улицам узким холодная грязь
Стекает и коркой висит на подолах.
Не дай Бог споткнуться и наземь упасть — 
Раздавят копыта героев конвоя.
Пронзит нас зубастого города пасть — 
Того, над которым лишь Савонарола,
Плывущего в море монашеских ряс
И ханжеских сводов моральных устоев,

   Где каждый бессмысленно ждёт окончательный час,
   Наполненный жаром огня и скоплением чада…
   Беги-не-беги, — сверху смотрит на вас,
   Беги-не-беги, — сверху смотрит на вас
   Великий инквизитор Торквемада!
   Торквемада…

Дороги, разъезды, деревья в петлях,
Работа и смерть под ярмом сюзерена,
Огромные замки в пустынных полях,
Заросшие рвы и пустые бойницы.
На теле народа проказная тля — 
Дворянство. Религия — словно экзема,
И даже изысканный двор короля
Приучен не мыться и в спальнях мочиться.

   Калеки, убогие, толпы, восстания масс,
   И всё это в жаре огня и дыхании чада…
   Зови-не-зови, — оприходует вас,
   Беги-не-беги, — сверху смотрит на вас
   Великий инквизитор Торквемада!
   Торквемада…

Беги-не-беги, — сверху смотрит на вас,
Беги-не-беги, — сверху смотрит на вас
Великий инквизитор Торквемада!
Торквемада…

        FASTMAIL.CA

Холодно мне среди злых ледяных толщин,
Холодно здесь, и не отдыха мне, ни сна.
Тысяча женщин сливается с сотней мужчин,
Чтобы в итоге на свет появилась весна.

Я же на утлой лодчонке в бурунах вод
Через пороги несусь к холодным снегам.
Видимо, там начинается новый восход,
Старый отдав, словно жертву, снежным богам.

ПРИПЕВ: 
        И куда бы меня не несла река — 
        Напишите мне на fastmail.ca,
        Напишите мне хотя бы несколько строф.
        И тогда среди белых холодных скал
        Я найду ту, что я всегда искал,
        Я найду ту, что мне подарит любовь.

Я ухожу, потому что здесь нет никого,
Кто бы меня принимал таким, какой есть,
Кто бы меня не учил, а кричал «браво», — 
Искренне, — так, чтоб я знал, что это не лесть.

Северный полюс уже маячит вдали,
Словно морщина на хмуром земном челе,
Но я не замёрзну, ведь я плыву по любви
К кому-то из тех, кого оставляю в тепле.

ПРИПЕВ:

Вот они: флаги великих полярных держав
С ветром весёлым танцуют безумный фокстрот.
Белые птицы со снегом по небу кружат
И восклицают: погибнешь, как Роберт Скотт.

Кажется, я нахожусь у центра миров,
Словно шарнир для электромагнитных бурь.
Если же хочешь меня ты увидеть вновь — 
Просто пошли мне письмо и брови не хмурь.

ПРИПЕВ: 
        Ведь куда бы меня не несла река — 
        Ты напишешь мне на fastmail.ca,
        Ты напишешь мне хотя бы несколько строф.
        И тогда среди белых холодных скал
        Я найду ту, что всегда искал,
        Я найду ту, что мне подарит любовь.
        Я найду тебя, и ты мне подаришь любовь…

        РЫЖАЯ ДЕВУШКА ЮЛЯ

Рыжая девушка Юля
В ритме беспечного танца
Жарче любого июля‚
Шире любого пространства.

Все остальные уснули
В мягких постелях за стенкой.
Рыжая девушка Юля‚
Сделай потише фламенко.

Тонкие нежные пальцы‚
Белая шея и плечи.
Нет‚ острослов ошибался:
Время нисколько не лечит.

Помню я своды вокзала‚
Каждое слово — что пуля.
«Ты опоздал», — мне сказала
Рыжая девушка Юля.

ПРИПЕВ: 
        Пусть я не Уолт Уитмен‚
        Я песню себе исполню‚
        И буду я бить копытом‚
        По морю гоняя волны.
        И только лишь кадр броский
        Из памяти не сотрётся‚
        Как пышная медь причёски
        Сусально горит на Солнце.

Снова родится Богиня
На полотне Боттичелли.
Я повторял её имя,
Лёжа в холодной постели.

Пусть я уеду отсюда, — 
Что б за ветра мне не дули, — 
Я никогда не забуду
Рыжую девушку Юлю!

ПРИПЕВ:
ПРИПЕВ:

        МЕЖДУ ЛЬЯЛОМ И ЛЮДОМ

Обними меня крепче — я шептал её на ушко,
Ты безумно красива — говорил вдохновенно,
А она улыбалась так легко и воздушно,
Что краснели и мялись даже серые стены.

   И я думал, что с нею я сумею согреться,
   И прекрасную даму я навеки забуду,
   Но совсем ничего я не нашёл в своём сердце
   Между льялом и людом, между льялом и людом.

Излечи мои страхи, переправь мою память,
Полюби меня страстно, полони мою душу.
Моё сердце — не камень, его можно изранить, — 
Я надеюсь, что станет мне немножечко лучше.

   Только форте сходило постепенно на меццо 
   Потускнела природа, стало призрачным чудо,
   И не чувствовал к ней я ничего в моём сердце
   Между льялом и людом, между льялом и людом.

Между льялом и людом только старая память,
Только рыжие кудри и зелёные очи…
Между льялом и людом неизвестные страны,
Потаённые земли и слова, между прочим.

   Между льялом и людом, между льялом и людом,
   Между льялом и людом…
   Ничего не нашёл я для неё в своём сердце
   Между льялом и людом…
   Между льялом и людом…
Сайт Тима J. Скоренко
Сайт Тима J. Скоренко© Тим Скоренко