Сайт Тима J. Скоренко Сайт Тима J. Скоренко Обо мнеЖЖКонтактная информация
Журналистика Популяризация науки Проза Стихи Песни Другие проекты
Стихотворения Переводы Учебник стихосложения Публикации Премии
2016 2014 2013 2012 2011 2010 2009 2008 2007 2006 2005 2004 Алфавитный список


        ПИТЕРУ

Я вернуться хочу, как покойный поэт, в этот город,
Полный каменных тайн и пропахший историей так,
Что никто не посмеет сказать: триста лет — слишком молод,
Чтобы ровно сыграть многонотный причудливый такт.

Я родился не здесь. Ну и Бог с ним — не всем же рождаться
Между тёмных подёрнутых сном Грибоедовских рек
В этом бьющем ключом удивительном сердце на пальцах
Необъятной страны. Неужели воздвиг человек

Золотистые шпили и стены чахоточных тюрем,
Многоглавье дворцов и железные краны портов,
Подчинённые собственной дикой, нелепой структуре
И покрытые облачным серо-дождливым пальто…

К желтокаменным сфинксам ведут Ариаднины нити,
Все дороги из Рима и пыль от брабантских манжет:
Петербург на ладони построил великий строитель,
Петербург на прощанье воспел запрещённый поэт.

Обещаю: вернусь. Не сегодня. Не завтра. Нескоро.
Но бросаю частичку души, как монету, в фонтан,
Потому что люблю, безудержно люблю этот город
И хочу там уйти. Потому что родился не там.

        ПРОЩАНИЕ С ПОЭТОМ

До свиданья, Поэт. Мы давно разучились читать,
Но искусство письма, к сожаленью, забыть не успели
За две тысячи лет от рожденья Иисуса Христа,
Или, может быть, больше. Заброшенный в прошлое пеленг

Не позволит увидеть картину во всей полноте,
Кавалькаду эпох завершив бесконечно прекрасной…
…До свиданья, Поэт. Среди сотен разбросанных тел,
Поглощённых землёй, ты — единственный легший в анфас, но

Что тебе до того? Ведь граниту как ни говори,
Не услышит ни слова и вряд ли хоть что-то ответит
На дурацкий вопрос. И придётся залезть в словари,
Чтобы в строфах найти зашифрованный миг твоей смерти.

До свиданья, Поэт. Тебе стала чужая страна
Предпоследним приютом на трудном пути к той Валгалле,
Где читают друг другу стихи, где царит белизна,
Где никто никого не убьёт и где вовсе нет стали.

Я прощаюсь с тобой через годы. Когда-нибудь мы
Вновь столкнёмся в том мире, куда мне пока слишком рано.
Ты не умер, поэт. Ты бежал из телесной тюрьмы,
Миновав все посты облачённой в халаты охраны.

        АВТОСТОП

Вышел за стену. Что
Там, за её чертой?
Облачное манто,
Неба пустой картон.

Руку едва поднял — 
Первой попуткой вдаль.
Кажется, для меня
Кончились поезда.

Стелется автобан,
Катится «Шевроле»
К белым высоким лбам
Витебских королев.

К нежным соцветьям рук
Тянется полоса…
…Но, к сожаленью, друг,
Холодны их глаза.

Главное — не забыть
Имя своё назвать,
Не обругать их быт,
Не помянуть их мать,

Просто сказать: «Братан!
Нам с тобой по пути!» — 
По разводным мостам,
Блещущим впереди.

Север тебя не ждёт.
Юг не поймёт меня.
Просто мы мчим вперёд, 
В сердце огонь храня...
 

        КАПИТАНСКАЯ

Где теперь паруса твои?
Где далёкий небесный свод?
За спиною твоей стоит
Полноправный властитель вод,

Улыбающийся Нептун,
Потерявший твой влажный след
С той минуты, когда в порту
Посвятил ты себя земле.

Как беспечно ты доверял
Паре дюймов сырой доски
Свои северные моря,
Избавлявшие от тоски,

От пустых ожиданий дам,
Что остались на берегу…
Нынче сам ты остался там,
Не желая того врагу.

Разобьётся твой автокар
В непривычный злой гололёд,
И услышишь ты в облаках,
Как архангел псалмы поёт.

И тебе улыбнётся Бог,
И тебя, задирая нос,
В перекрестии двух дорог
Будет ждать капитанский пёс.
 

        КАРЛУ

Скажи мне «Remember». Скажи это слово лишь мне.
Толпа недостойна, она не поймёт высшей цели
Такого прощания с миром дворцовых камней,
Отёков и ссадин на белом ухоженном теле.

Я помню, король, как ты профиль над плахой склонял,
Стараясь смотреться не хуже, чем на барельефе
Своих же монет. Ты, наверно, не видел меня,
Но знал, что я здесь, под тобой, среди пепла и плевел.

Толпа бесновалась: её только одно подавай — 
Чтоб кровь дворянина обрызгала лица и руки.
Сегодня она заорёт, мол, катись, голова,
А завтра отправит туда же того, кто отрубит.

Скажи мне «Remember», хоть шёпотом, хоть про себя — 
И я не посмею нарушить приказ королевский,
Навеки запомнив, как грозно фанфары трубят,
Когда покидает Британию с траурным блеском

Последний властитель, которого кто-то любил, 
Которому кто-то пытался отдать свои жизни.
Ступени на плаху, как узкий проход Фермопил, — 
Последние двери к спасению нашей Отчизны — 

Готов я держать. Но взошёл ты на свой эшафот,
Сверкая глазами и делая тем одолженье
Тому, кто топор в мускулистые руки возьмёт,
Отметив умелым ударом твоё пораженье.

Скажи мне «Remember», ведь больше уже не успеть — 
Какое ещё завещанье вместит твою волю?
И будет тебя вспоминать лишь монетная медь
В истёртых руках работяг и ремесленной голи.

В последний момент, после шёпотом сказанных слов
Пройдись своим взором по склонам коричневых кровель,
И в каждом из жадно глядящих на казнь ослов
Тебе улыбнётся торжественно Оливер Кромвель.

Прощай, государь. Может, свидимся где-то ещё:
Ты — без головы, я — с пробитой рапирою грудью.
Для нас проведёт сатана персональный расчёт
Предсмертных грехов. А потом уже небо рассудит.

Прости, государь. К сожалению, я не успел:
События рвались из упряжи в бешеном темпе.
Ты можешь ещё одну вещь до разрыва в виске — 
Сказать мне последнее слово. Сказать мне «Remember».
Сайт Тима J. Скоренко
Сайт Тима J. Скоренко© Тим Скоренко