Сайт Тима J. Скоренко Сайт Тима J. Скоренко Обо мнеЖЖКонтактная информация
Сайт Тима J. Скоренко
Сайт Тима J. Скоренко
Журналистика Популяризация науки Проза Стихи Песни Другие проекты
Сайт Тима J. Скоренко
Сайт Тима J. Скоренко
Стихотворения Переводы Учебник стихосложения Публикации Премии
Сайт Тима J. Скоренко
2016 2014 2013 2012 2011 2010 2009 2008 2007 2006 2005 2004 Алфавитный список
Сайт Тима J. Скоренко


        МЕДЬ
        Юле

Кружатся по ветру золочёные листья,
Небо столичное опостылело вовсе.
Я — не художник, мне перо — ближе кисти,
Вот и приходится мне описывать осень.

Осень на севере, на югах — и подавно,
Золото плавится и становится медью.
Мимо проносятся Катерины и Анны,
Сельские пышечки и московские леди.

Медь превращается в провода и монеты,
Медь наполняется электрическим током,
Медь растекается по столбам и куплетам,
Рвётся из города в провинциальность востока.

Мимо проносятся километры дороги,
Речки невзрачные, невысокие горы,
Все эти мелочи, и, в конечном итоге,
Медь из провинции возвращается в город.

Трогаю пальцами телефонную трубку,
Мучаясь в поисках подходящего слова.
Я на вокзале, я заплатил за маршрутку,
Чтобы отправиться на восток к Могилёву.

Сколько бы ни было в этой жизни трагедий,
Как ни менялись бы разноцветные лица,
Золото кончилось, и пришло время меди,
Время, в которое повезло нам родиться.

Время рассыплется, и на Невском проспекте,
Губы закусывая до пурпурной крови,
Я обнаружу вдруг, что молчит моё сердце,
Сердце, которое я забыл в Могилёве.

Стань же мне центром на этой бурной планете,
Стань адвокатом в суде последних вершизн.
Платина кончится, и придёт время меди,
Время, которое мы потратим на жизнь.
    

        РОМАНТИКА

Ни щита, ни забрала — пуховая красная мантия,
Постаревший король в ожиданье последней процессии…
А когда-то — он помнит — была в его жизни романтика:
Он, как маленький мальчик, за пухлыми бегал принцессами,

Только цели преследовал он совершенно не детские
И полсотни бастардов оставил по разным провинциям,
От Мальмё добирался до южной весёлой Венеции,
А под старость страну разделил между юными принцами.

За прекрасную даму он дрался однажды с драконами,
А точнее, с одним, причём мелким каким-то, потерянным,
А прекрасную даму он сделал супругой законною,
И в быту оказалась она ужасающей стервою.

И в кровавые битвы порой он водил своё войско.
Побеждал иногда; иногда и терпел поражения,
Но в бою отличался железным, спартанским спокойствием,
Принимая в который уж раз волевое решение.

А на самом-то деле по жизни достаточно меньшего:
И корону, и трон обменял бы король без зазрения
На всего лишь одну, но прелестную, верную женщину,
Он её бы любил, он слагал бы ей стихотворения.

А бастарды, драконы, жена и пурпурная мантия
Опостылели зрению так, что к чертям это зрение…
…Потому как он бы предпоследним на свете романтиком,
А последний романтик, — наверное, я, к сожалению.

        РИМСКОМУ ИМПЕРАТОРУ

Не смей, император, любить тишину и спокойствие,
Ты должен восславить свой век серенадой сражений,
Подмяв под себя закалённых гоплитов полозьями
Далёкие страны. Ты должен в них видеть мишени

Для копий и стрел, для бессчётных финтов ниже пояса,
И нет никого, перед кем ты обязан склониться,
От северных стран до столичного псевдоспокойствия.
Тебя обожает империя, отцеубийца.

И выйдя на бис на арену, цветами покрытую,
Взмахни, император, мечом и изящным движением
Пронзи обнажённое горло лежащему бритту и,
Внимая толпе, прокричи о его поражении.

Дорожную грязь твои воины в Африках нюхали,
Ловили обрывки свободы в литой дисциплине,
А ты обесчестил их женщин и сделал их шлюхами,
На каждом углу продавая изящество линий.

И вроде в роду твоём были герои великие,
Поднявшие Рим на вершину всего мирозданья — 
Прозванье твоё нарицательным станет, Калигула,
Не в силу того, что ты Рим восхвалял неустанно,

А в силу того, что низверг ты в бездонные пропасти
Величие самой прекрасной в Европе столицы.
Ты бог, вероятно. Но в этом ни славы, ни гордости,
Лишь тяжесть на плечи усталые, отцеубийца.

        ХВАТАЕТ ЛИ МНЕ...

Хватает ли мне тишины?
Молчания в трубке, шуршанья,
Касания рук на прощанье,
Последних морозов весны,
Улыбки на тонких губах,
Зрачков с чуть заметной смешинкой,
Волос распушённого шика,
Хватает ли? — это мольба.

Хватает ли мне темноты,
Округлой и мягкой наощупь,
Такой — выражаясь чуть проще, — 
В которой присутствуешь ты,
В которой присутствуем мы,
Сливаясь в одно Междуречье
На ночь, как на целую вечность
В потоках струящейся тьмы.

Хватает ли мне волшебства,
Когда эти строки ложатся,
Упорно пытаются сжаться
В простые скупые слова…
…Я полон твоей тишиной,
Твоей темнотой и свободой,
Колдунья прекрасного рода,
Почаще встречайся со мной…

        АФИНА-ПАЛЛАДА

Представь: на развалинах древнего мёртвого Рима
Ты встретишь случайно богиню Афину-Палладу.
Она станет в вашем дуэте безустальной примой,
Ты будешь носить ей цветы и слагать серенады.

Она будет щурить глаза и показывать зубы
В довольной улыбке дракона прекрасного пола,
А ты, извиваясь, как червь, и сверкая безумно
Зрачками по телу, её представлять будешь голой.

Порой она будет мелькать соблазнительной ножкой,
Но если ты ближе подступишь, мечом замахнётся
И скажет: «Ну что ты, дурак, это я понарошку,
Сходи-ка сейчас, принеси мне осколок от Солнца!»

И ты, обожжённый, вернёшься с обломком светила,
Поблекшим уже от отсутствия внешней подпитки,
Она же опять усмехнётся: «Да я пошутила!»,
Тебя постепенно обчистив, страдалец, до нитки, 

А после исчезнет, сверкнув напоследок глазами.
Неужто ты ждал от Афины другого расклада?
И даже когда через год вы столкнётесь носами,
Тебя не узнает богиня Афина-Паллада.

Представь: среди сотен строений прекрасного Рима,
Под солнечным светом, на тёплой и маленькой плаца
Увидишь смешную девчонку по имени Римма,
Протянешь ей руку и встретишь тепло её пальцев.

        * * *

Мы не станем предтечами, милая девочка,
Ни апостольской славы, ни нового Господа,
Потому как для нас абсолютные мелочи — 
Эти высшие силы. Наесться бы досыта,

Постелить бы сухие крахмальные простыни
И в обнимку уснуть под иглу патефонную.
Утруждать же себя неземными вопросами — 
Не по нашим умам. Шумом кажется фоновым

Трепетание арф на высотах заоблачных,
Разговоры бессмертных о наших деяниях…
…И когда нас архангел попросит о помощи,
Мы уютно поёжимся под одеялами…

Сайт Тима J. Скоренко
Сайт Тима J. Скоренко© Тим Скоренко