Сайт Тима J. Скоренко Сайт Тима J. Скоренко Обо мнеСайт Тима J. СкоренкоЖЖСайт Тима J. СкоренкоКонтактная информация
Сайт Тима J. Скоренко
Сайт Тима J. Скоренко
Журналистика Популяризация науки Проза Стихи Песни Другие проекты
Сайт Тима J. Скоренко
Сайт Тима J. Скоренко
Стихотворения Переводы Учебник стихосложения Публикации Премии
Сайт Тима J. Скоренко
Введение 1. Рифма 2. Размеры 3. Рифмовка 4. «Спецэффекты» 5. Занимательное стихосложение 6. Стилистические ошибки 7. Поэтический перевод Заключение Дополнительные статьи
Сайт Тима J. Скоренко


        ГЛАВА 2. СЛОГ. РАЗМЕРЫ

2.1. Виды стихосложения
2.2. Основные поэтические размеры
2.3. Дополнительные поэтические размеры
2.4. Античное стихосложение
2.5. Как сделать слог нестандартным

    Технически слог соблюсти несложно, но только почему-то многие поэты, особенно начинающие, этим пренебрегают, расставляя слоги и ударения как попало, а потом тупо аргументируя это тем, что самое главное — смысл. Повторяюсь: смысл, конечно, главенствует. Но если вкусную шоколадку завернуть в газету «Советская Киргизия» 1967 года выпуска, в которую прежде была завёрнута рыба третьей свежести, то шоколадка теряет всяческую привлекательность. Точно так же и со стихами.

    Два общих правила:
    - cчитайте стопы, сильные места, ударения, в конце концов, если вы не чувствуете правильности размера. Стихотворение должно быть подчинено какому-то внутреннему ритму, даже номинально безразмерное. Количество стоп в зарифмованных строках должно либо совпадать, либо соответствовать. Как определить соответствие, будет описано ниже.
    - не смешивайте размеры, не умеючи. Может получиться бред.

    2.1. Виды стихосложения

    Первым на Руси типом стихосложения, преобладавшим в XVII-XVIII веках, было силлабическое стихосложение. Основным правилом его было равенство ударных слогов в стихотворных строках. Рифмы, в основном, использовались женские, после 5-7 стопы ставилась цезура. Такой тип стихосложения мирно отмер после появления понятия тонического стихосложения.
    Чистое тоническое стихосложение в русской литературе не получило распространения. В тоническом стихосложении ритмичность создаётся упорядоченностью расположения ударений в стихотворной строке. Это так называемый акцентный стих. Количество слогов тут неважно.
    И, наконец, мы приходим к типу стихосложения, который преобладает в русской поэзии и к которому нужно стремиться для того, чтобы стать более или менее неплохим поэтом — это силлабо-тонический тип. Все русские поэтические размеры построены именно на силлабо-тонике. Именно их мы рассмотрим в первую очередь.

    2.2. Основные поэтические размеры

    Итак, существует пять основных метров и целая куча вспомогательных. Основные — хорей, ямб, дактиль, амфибрахий, анапест. Рассмотрим каждый по отдельности, а потом будем разбираться, как их грамотно совместить или модифицировать. Кстати, стопа — это собственно ударный слог плюс сопутствующие ему безударные, дальше часто будет встречаться.
   
    Есть, безусловно, более широкая классификация. Её обязательно нужно знать, чтобы понимать, как получаются размеры. Это позволит вам свободно придумывать собственные правильные размеры, не отклоняясь от канонов стихосложения. Правильные русские размеры можно поделить на:
    - однодольники (брахиколон); редчайшая и неудобная разновидность, каждый слог ударный;
    - двудольники (хорей и ямб): в них на каждые два слога приходится одно ударение;
    - трёхдольники (дактиль, амфибрахий, анапест); в них одно ударение приходится на каждые три слога;
    - четырёхдольники (хорей, ямб, пэон I, II, III, IV); одно ударение на каждые два (четыре) слога;
    - пятидольники; классический народный тип, одно ударение на каждые пять слогов;
    - шестидольники (включают как хорей и ямб, так и многие другие размеры); в русской поэзии малоупотребимы, широко использовались в античном стихосложении; одно (или два) ударения на каждые шесть слогов.
    В русском стихосложении наиболее употребимы (в порядке убывания): четырёхдольники, трёхдольники, двудольники, шестидольники, пятидольники. Однодольники используются редко, чаще в качестве лингвистических упражнений. И вам не рекомендую, если вы не достигли пределов совершенства в стихосложении.
   
    Хорей. Самый первый, самый простой двусложный размер. Ударения в нём приходятся на нечётные слоги (1, 3, 7 и так далее). Классический хорей:

                Листья падают в саду…
                В этот старый сад, бывало,
                Ранним утром я уйду
                И блуждаю, где попало.
(И. Бунин)

    Тем не менее, чистый хорей получить довольно трудно. В чистом хорее слова не могут быть более чем трёхсложными. У Бунина, расставив ударения, мы можем заметить, что «лишнее» ударение падает на слог «-ют» в слове «падают». Больше нарушений ударного ритма нет, но как же быть с этим? Так вот. Главное, чтобы присутствовало и «правильное» ударение, падающее туда, куда следует. Если же по размеру выходит ещё одно, «лишнее» для данного слова, оно просто декламируется «безударно», мягко, аккуратно. Такой пропуск ударения называется пиррихием. Вот ещё хорей (тоже из Бунина):

                Яблони и сизые дорожки,
                Изумрудно-яркая трава,
                На берёзах — серые серёжки
                И ветвей плакучих кружева.


    Тут пиррихии можно обнаружить на слоге «ни» в слове «яблони», на букве «е» в слове «сизые» и так далее. То есть не обязательно использовать в 4-стопном хорее по 4 ударения на строку. Но важно, чтобы ударений было достаточно, чтобы расслышать ритм стиха, то есть повторяемость заданного размещения ударений. В общем, хорей использовать легко, слог простой, чаще всего используется четырёхстопный или пятистопный хорей, хотя попадается даже двустопный (очень редко).

    Ямб. Не менее распространённый размер в русской поэзии, двусложный, ударения падают на чётные слоги (2, 4, 6). Наиболее распространены 4-, 5-, и 6-стопный ямб. Например, «Евгений Онегин» написан четырёхстопным ямбом. Ямб даже проще в эксплуатации (да простит меня русский язык!), чем хорей.

                Так бей, не знай отдохновенья,
                Пусть жила жизни глубока:
                Алмаз горит издалека —
                Дроби, мой гневный ямб, каменья!
(А. Блок)

    Это был пример 4-стопного ямба. Пиррихии не менее часто встречаются в ямбе, чем в хорее. Опять же, это связано с тем, что размер «короткий», двусложный.

    На примере Блока введу понятие анакрузы. Анакруза — это безударный слог в начале строки, перед первым ударным («так», «пусть», «ал» и «дро»). В хорее анакруза нулевая, в ямбе — односложная. Я обещал не перегружать терминологией, но немножечко всё же позволительно. Обратное анакрузе понятие — клаузула. Клаузула — это последний ударный слог и следующие за ним безударные, сколько бы их не было. Например, «венья», «ка», «менья».

    А вот пример смешанного ямба (1-3 строки — пятистопный ямб, 2-4 — двустопный):

                Над этим островом какие выси,
                Какой туман!
                И Апокалипсис был здесь написан,
                И Умер Пан.
(Н. Гумилёв)

    Дактиль — трёхсложный размер, где ударения падают преимущественно на 1,4,7 и так далее слоги, то есть трёхдольная стопа о трёх же слогах с словесным ударением на первом слоге. Более всего распространены двустопный и четырёхстопный дактили. Но наиболее применителен и эффектен смешанный дактиль, например, первая строка — четырёхстопный, вторая — трёхстопный.

                Зеркало в зеркало, с трепетным лепетом,
                Я при свечах навела;
                В два ряда свет — и таинственным трепетом
                Чудно горят зеркала.
(А. Фет)

    Собственно, все трёхсложные размеры красиво выглядят при комбинации строк с разным количеством стоп. Пример пятистопного дактиля:

                Рвётся, и пляшет, и буйствует кардиограмма,
                В ней, бессистемной творятся безумные вещи.
                Мчится она то направо, то влево, то прямо,
                Бьётся и, точно осина Иуды, трепещет.


    А вот экземпляр очень своеобразного шестистопного дактиля с двумя цезурами:

            В жёлтой гости'ной, из серого клё'на, с обивкою шё'лковой,
            Ваше Сия'тельство любит по вто'рникам томный журфи'кс
            В желтой венге'рке комичного цве'та, коричнево-бе'лковой,
            Вы предлага'ете тонкому о'бществу ирисный ке'кс,
            Нежно вдыха'я сигары эрцге'рцога абрис фиа'лковый.

                       (И. Северянин)

    Амфибрахий — трёхсложный размер, где ударения падают преимущественно на 2, 5, 8, 11 и так далее слоги. Иначе говоря, это трёхдольная строфа с однодольной анакрузой: | | | . Наиболее распространён четырёхстопный амфибрахий:

                Я долее слушать безумца не мог,
                Я поднял сверкающий меч,
                Певцу подарил я кровавый цветок
                В награду за дерзкую речь.
(Н. Гумилёв)

    Вот пример редкого явления: шестистопный амфибрахий, чередующийся с пятистопным:

                Ах, чудное небо, ей-богу, над этим классическим Римом,
                Под этаким небом невольно художником станешь.
                Природа и люди здесь будто другие, как будто картины
                Из ярких стихов антологии древней Эллады.
(А. Майков)

    Анапест — это трёхсложный размер, в котором ударения падают преимущественно на 3, 6, 9, 12 и так далее слоги. Иначе говоря, это трёхдольник с двудольной анакрузой | | | . Наиболее распространён трёхстопный анапест.

                Мой любимый, мой князь, мой жених,
                Ты печален в цветистом лугу.
                Повиликой средь нив золотых
                Завилась я на том берегу.
(А. Блок)

    Встречается 2,4,5-стопный анапест. Например, двустопный:

                Ни страны, ни погоста
                Не хочу выбирать.
                На Васильевский остров
                Я приду умирать.
(И. Бродский)

    Это классическое стихотворение «Стансы» имеет характерную двусложную клаузулу в 1-3 строках, что придаёт ему шарм, некоторую нестандартность слога.
   
    Итак, мы рассмотрели пять основных стихотворных размеров. Обязательно пользуйтесь ими! Безусловно, нельзя зацикливаться, но история показывает, что эти размеры наиболее более всего подходят для стихосложения на русском языке, и игнорировать их в поисках новых форм нельзя категорически. Только научившись в совершенстве пользоваться классическими стихотворными размерами, можно переходить к поэтическому экспериментированию. Хотя… Пушкин и Лермонтов 200 лет назад, когда становление поэзии только шло и об использовании в стихах диковинных смесей размеров речи не было, уже искали новые формы, пытаясь разнообразить заданную Державиным классическую русскую поэзию. Вот поэтому они и великие.


    2.3. Дополнительные поэтические размеры
   
    Пэоны. Это так называемые четырёхсложные размеры, их четыре: пэон I, пэон II, пэон III и пэон IV. Получаются они просто. Берём двусложный размер (ямб или хорей) и выкидываем из него каждое второе ударение. Получается система пиррихиев. Так как они систематизированы, получается новый размер, где ударение может падать так: пэон I: 1, 5, 9 и так далее слоги, пэон II: 2, 6, 10 и так далее слоги, пэон III: 3, 7,11 и так далее слоги, пэон IV: 4, 8, 12 и так далее слоги. Просто приведу примеры.

    Пэон I.
                Спите полумёртвые увядшие цветы,
                Так и не узнавшие расцвета красоты,
                Близ путей заезженных взращённые творцом,
                Смятые невидевшим тяжёлым колесом.
(К. Бальмонт)

    Пэон II.
                Не думай о секундах свысока.
                Наступит время, сам поймёшь, наверное, —
                Свистят они, как пули у виска,
                Мгновения, мгновения, мгновения.
(Р. Рождественский)

    Пэон III.
                Входит Пушкин в лётном шлеме, в тонких пальцах — папироса.
                В чистом поле мчится скорый с одиноким пассажиром.
                И нарезанные косо, как полтавская, колёса
                С выковыренным под Гдовом пальцем стрелочника жиром
                Оживляют скатерть снега, полустанки и развилки
                Обдавая содержимым опрокинутой бутылки.
(И. Бродский)

    В данном примере пэон III тесно переплетается с обыкновенным хореем, что, впрочем, встречается довольно часто, потому что изначально пэон требует очень длинных, не менее чем четырёхсложных слов для построения правильной поэтической строки. А вот трёхстопный пэон III, он встречается у Александра Галича:

                Вьюга листья на крыльцо намела,
                Глупый ворон прилетел под окно
                И выкаркивает мне номера
                Телефонов, что умолкли давно.


    Пэон IV.
                Под голубыми небесами
                Великолепными коврами,
                Блестя на солнце, снег лежит.
(А. Пушкин)

    Пэон I и III не только допустимо, но даже и довольно интересно мешать с хореем, а пэон II и IV — с ямбом.
   
    Пентон (пятисложник) — стихотворный размер из пяти слогов с ударением на 3 слоге. Относится к слассу пятидольников. Пентон разработан Алексеем Кольцовым и употребляется только в народных песнях. Рифма, как правило, отсутствует.

                Не шуми ты, рожь,
                Спелым колосом!
                Ты не пой, косарь,
                Про широку степь!
(А. Кольцов)

    Четырехдольник в русской поэзии является самой употребительной из ритмических групп. Четырёхдольник несет главный метрический акцент на первой доле и побочный акцент на третьей доле Он имеет четыре видовые формы:
    - четырехдольник 1-й     ||
    - четырехдольник 2-й     |
    - четырехдольник 3-й     |
    - четырехдольник 4-й     |

    Общепринятая теория стиха относит первый и третий виды к хореическим размерам, а второй и четвертый — к ямбическим. Стихотворений четырехдольного строя — неимоверное количество. Русские поэты выработали множество видовых и типовых моделей трехкратного, четырехкратного, пятикратного и шестикратного объема.

    Трехкратный четырехдольник первый различных форм (сюда входит и пятистопный хорей); контрольный ряд ||||:

                | Выхожу о|дин я на до|рогу; /\ /\ |
                | Сквозь туман крем|нистый путь бле|стит; /\ /\ /\ |
                | Ночь тиха. Пус|тыня внемлет | богу, /\ /\ |
                | И звезда с звез|дою гово|рит. /\ /\ /\ |
(М. Лермонтов)

    Трехкратный четырехдольник второй (сюда входит и пятистопный ямб); контрольный ряд |||:

                Мы | молоды. У | нас чулки со |штопками.
                Нам | трудно. Это | молодость ви|ной. /\ /\
                Но | пляшет за де|шевенькими | шторками
                Бес|платный воздух, | пахнущий вес|ной. /\ /\
(Р. Казакова)

    Трехкратный четырехдольник третий (сюда относятся и стихи типа «камаринской»); контрольный ряд | | |:

                Холод, | тело тайно | сковываю|щий, /\
                Холод, | душу оча|ровываю|щий... /\
                От лу|ны лучи про|тягивают|ся, /\
                К сердцу | иглами при|трагивают|ся. /\
(В. Брюсов)

    Трехкратный четырехдольник четвертый, к которому относится и четырехстопный ямб всех моделей, со всевозможными клаузулами; контрольный ряд | | |:

                Ракеты | возникают | рыжие, /\ | /\
                И голу|бые и о|ранжевые. | /\
                Они цве|тут над всеми | крышами, /\ | /\
                Меня, как в | детстве, заво|раживая. | /\
(Е. Евтушенко)

    Пятидольник. Потрясающие, весомые, сильные стихи можно создать, пользуясь таким исконно русским размером, как пятидольник. Истоки его — народная поэзия. Эта сложная двухакцентная мера, сочетание трехдольника с двудольником. Главный метрический акцент находится на первой доле трехдольника, побочный акцент — на первой доле двудольной части:|. Как и пэон, пятидольник имеет несколько (пять) видовых форм, зависящих от положения в стихе анакрузы и соответствующей ей эпикрузы:
    - пятидольник 1-й     |||
    - пятидольник 2-й     ||
    - пятидольник 3-й     ||
    - пятидольник 4-й     ||
    - пятидольник 5-й     ||

    В русской поэзии разработаны третий, четвертый и пятый пятидольники. Третий и пятый пятидольники совместимы и взаимозаменяемы; они распространены в русском народном стихе. Вот пример трехкратного пятидольника третьего вида:

                Жаворо'ночек на прога'линке распева'ет.
                Он зовё'т весну, радость кра'сную вызыва'ет.
(Н. Цыганов)

    Или:

                Как привя'жется, как приле'пится
                К уму-ра'зуму думка пра'здная,
                Мысль доку'шная в мозг твой вце'пится
                И клюёт его, неотвя'зная.
(В. Бенедиктов)

    То же с двудольной паузой:

                Не слышны' в саду даже шо'рохи,
                Все здесь за'мерло до утра'.
                Если б зна'ли вы, как мне до'роги
                Подмоско'вные вечера'.
(М. Матусовский)

    Четвертый вид встречается в нашей поэзии довольно часто.

                Дымится по'ле, рассвет беле'ет,
                В степи тума'нной кричат орлы'.
                И дико зво'нок их плач голо'дный
                Среди холо'дной плывущей мглы'.
(И. Бунин)

    Четвертым же пятидольником написана «Песня о Соколе» Максима Горького.

    Наиболее эффектен и необычайно красив, хотя и весьма редок пятидольник второй, в данном примере допущено превышение пятидольной меры (шесть слогов в 6 и 7-ой строках):

                Безво'дные золоти'стые пересы'пчатые барха'ны
                Стремя'тся в полусожжё'нную неизве'данную страну',
                Где пра'вят в уедине'нии златоли'цые богдыха'ны,
                Вдыха'я тяжелоды'мную златоо'пийную волну'.
                Где в на'бережных фарфо'ровых импера'торские кана'лы
                Поблё'скивают, переплё'скивают кори'чневой чешуе'й,
                Где в бе'лых обсервато'риях и библио'теках опаха'лы
                Над ру'кописями ве'тхими, точно ве'тер берегово'й.
(Г. Шенгели)

    Традиционная теория стиха игнорирует пятидольник как самостоятельную меру метрического стиха. Я считаю пятидольник самостоятельным своеобразным размером и рекомендую иной раз обращаться к нему, как к техническому средству выражения ваших мыслей.
   
    Шестидольник — самая сложная из ритмических групп. Шестидольник состоит из сочетания четырехдольника с двудольником; главный метрический акцент приходится на первую долю четырехдольной части, а побочный акцент — на первую долю двудольной части:||. Имеет шесть видовых форм:
    - шестидольник 1-й     |||
    - шестидольник 2-й     ||
    - шестидольник 3-й     ||
    - шестидольник 4-й     ||
    - шестидольник 5-й     |
    - шестидольник 6-й     ||
    Все эти формы образуют собой класс шестидольников. В русской поэзии наиболее разработаны первый, второй и четвертый виды. Пятый часто совмещается с первым. По традиционной теории стиха первый, третий и пятый шестидольники относятся к хореическим размерам, а второй, четвертый и шестой шестидольники к ямбическим.
    Шестидольник первый:

                О'блаком вол|нистым |
                | Пы'ль встает вда|ли; /\ |
                Ко'нный или | пеший — |
                | Не вида'ть в пы|ли! /\ |
(А. Фет)

    Шестидольник второй, который обычно применяется в шестистопном ямбе:

                Люб|лю' твой слабый | све'т в не|бе'сной выши|не':
                Он | ду'мы пробуди'л, у|сну'вшие во | мне'.
(А. Пушкин)

    Шестидольник третий:

                | Если б | су'мерками |
                | Звёзды | вы'бежали |
                | Пере|ми'гиваться |
                | У пру|да', /\ /\ /\ |
                | Мы фо|на'риками |
                | Элек|три'ческими |
                | Им под|све'чивали |
                | бы тог|да'. /\ /\ /\ |
(А. Квятковский)

    Отсутствие в поэтической практике стихотворений в форме шестидольника третьего объясняется, видимо, сравнительно небольшим количеством в русском языке слов с четырехсложными окончаниями; поэтому так редко встречаются вообще стихи с четырехсложной рифмой или четырехсложной клаузулой. Шестидольник четвертый:

                Си|неет | па'луба — до|рога | ско'льзкая,
                Ка|чает | здо'рово на | кораб|ле', /\ /\
                Но | юность | лё'гкая и | комсо|мо'льская
                И|дёт по | па'лубе как | по зем|ле'. /\ /\
(Б. Корнилов)

    Шестидольник пятый (трехкратный):

                На пи|рах ве|сёлых,
                В дерев|нях и | сёлах
                Прово|дили | дни'. /\
                Я в ле|су си|де'ла
                Да в ок|но гля|де'ла
                На кус|ты и | пни'. /\
(И. Бунин)

    Шестидольник шестой:

                Обыкно|венный | де'нь, обыкно|венный | са'д.
                Но поче|му кру|го'м колоко|ла зве|ня'т?
(Г. Иванов)

    Брахиколон — очень своеобразный экспериментальный размер-односложник, в котором все слоги ударные. Каждая строка брахиколона всегда состоит из одного односложного слова. Является скорее поэтическим упражнением, чем полноценным размером.

                Бей
                тех,
                чей
                смех,
                вей,
                рей
                сей
                снег!
(Н. Асеев)

    К разряду брахиколонических стихов можно отнести начало стихотворения Николая Асеева «Собачий поезд», где перемежаются односложные и двусложные слова:

                Стынь,
                                Стужа,
                                                Стынь,
                                                                Стужа,
                                                                                Стынь,
                                                                                                Стынь,
                                                                                                                Стынь...
                День —
                                Ужас,
                                                День —
                                                                Ужас,
                                                                                День,
                                                                                                Динь,
                                                                                                                Динь.


    Следует отметить, что как элемент поэтической системы брахиколон появился в русской поэзии сравнительно недавно.

    Александрийский стих — это шестистопный ямб с цезурой после третьей стопы. Рифмовка парная.

                Надменный временщик, || и подлый и коварный,
                Монарха хитрый льстец || и друг неблагодарный,
                Неистовый тиран || родной страны своей,
                Взнесённый в важный сан || пронырствами злодей!
(К. Рылеев)

    Это, конечно, не самостоятельный размер, а получивший собственное название вид ямба. Название он получил ввиду чрезмерной распространённости в конце 18 — начале 19 века.
   
    Холиямб — пришедший из античности размер стиха, где последняя стопа шестистопного ямба заменена хореем. Вот силлабо-тоническая имитация холиямба:

                Богатства бог, чье имя Плутос, — зна'ть, сле'п он!
                Под кров певца ни разу не заше'л в го'сти.

                    (Гиппонакт, пер. Вяч. Иванова)

    Холиямбическим можно назвать размер следующих стихов:

                В огромном городе моём — ночь.
                Из дома сонного иду — прочь.
                И люди думают: жена, дочь, —
                А я запомнила одно: ночь.
(М. Цветаева)

    Одиннадцатисложник — одна из наиболее употребительных и устойчивых форм стиха в русской силлабической поэзии 17 и 18 веков — строка из 11 слогов с паузной цезурой после пятого слога. Ритмическая структура является вариантом двойного шестидольника первого с контрольным рядом ||||||.

                | Ой стоги, сто|ги, /\ || на лугу ши|роком, |
                | Вас не пере|честь, /\ || не окинуть | оком! |
                | Ой, стоги, сто|ги /\ || в зеленом бо|лоте, |
                | Стоя на ча|сах, /\ || что вы стере|жёте? |
(А. Толстой)

    Четверостишие Толстого служит прекрасной метрической моделью для понимания ритмической структуры одиннадцатисложных русских виршевиков: это паузированный вариант двенадцатидольника, вернее сдвоенного шестидольника первого. Вот беспаузный двенадцатисложник:

                | Да благосло|вит тя || господь от Си|она |
                | на высоко|честнем || месте царя | фрона. |
                | Да благосло|вит же || венчанную | главу |
                | на премноги | лета || соблюдати | здраву. |


    А вот одиннадцатисложник Симеона Полоцкого с однодольной паузой в конце первого полустишия, ритм инверсирован:

                |По темной но|щи /\ || день светлый бы|вает, |
                | солнца луча|ми /\ || всю тьму истреб|ляет. |
                | Вся веселят|ся, /\ || егда осве|щенна|
                | солнцем быва|ют /\ || преукра|шенна. |


    Или у Антиоха Кантемира:

                | Тщетную муд|рость /\ || мира вы ос|тавьте, |
                | Злы богобор|цы! /\ || обратив кор|мило, |
                | Корабль свой | к бре|гу /\ || истины на|правьте, |
                | Теченье вы|ше /\ || досель блудно | было. |


                | Что дал Гора|ций, /\ || занял у фран|цуза. |
                | О, коль собо|ю /\ || бедна моя | муза! |
                | Да верна; у|ма /\ || хоть пределы | узки, |
                | Что взял по-галь|ски — /\ || заплатил по-|русски. |


    Тринадцатисложник — общепринятое название самого популярного и устойчивого стихового размера в поэзии русских виршевиков 16-18 вв. Подавляющее большинство стихотворений силлабистов написано этим размером, который является исконной формой русского народного стиха, встречающейся и теперь в частушках.
    Метрическая модель тринадцатисложника имеет два варианта: при наличии мужской цезуры ||/\|||/\/\| и при трехсложной цезуре ||/\|||/\/\|. В первом полустишии 8 долей, из них 7 долей занимают 7 слогов и одну долю — однодольная цезурная пауза; во втором полустишии — тоже 8 долей, из них первые 6 долей занимают 6 слогов, а на две концевые доли приходится двудольная пауза. Стихи виршевиков нужно читать речитативом.

                | Уме недо|зрелый, плод /\ | недолгой на|уки! /\ /\ |
                | Покойся, не | понуждай /\ | к перу мои | руки: /\ /\ |
                | He писав, ле|тящи дни, /\ | века прово|дити /\ /\ |
                | Можно и сла|ву достать, /\ | хоть творцом не |слыти. /\ /\ |


                | Ведут к ней нетрудные /\ | в наш век пути | многи. /\ /\ |
                | На которых | смелые /\ | не запнутся | ноги. /\ /\ |
(А. Кантемир)

    Перед нами классический пример 13-сложного силлабического стиха, в котором представлены и константные, и инверсированные строки, и цезура мужская (первые четыре стиха), и цезура «дактилическая» (два последних стиха). При сочинении своих стихов виршевики отсчитывали слоги по два на один удар. У Симеона Полоцкого стих тяжелее, чем у Кантемира, он допускал некоторые неправильности в строении стиха, например: женскую цезуру посредине стиха (вторая строка):

                | Чин купецкий | без греха /\ | едва может | быти, /\ /\ |
                | На многи бо | я злобы /\ | враг обыче | лстити. /\ /\ |


    Стихотворение Симеона Полоцкого «Клевета» заканчивается строками, ясными по мысли и по метрической конструкции четырехдольника с константным ритмом:

                | Паче нетер|пимую /\ | смерть себе из|брати, /\ /\ |
                | Неже осквер|ненную /\ | плоть свою пре|дати. /\ /\ |


    Белым тринадцатисложником написал Кантемир стихотворение «Екатерине Первой». Вот начало:

                | Тебе ж, само|держице, /\ | посвятить труд | новый /\ /\ |
                | И должность со|ветует /\ | и самое | дело. /\ /\ |
                | Извинят о|ни ж мою /\ | смелость пред то|бою. /\ /\ |


    «Выпрямленный» Тредиаковским тринадцатисложник с постоянным ритмом вошел в арсенал русских поэтов наравне с другими стиховыми размерами. Им пользовались многие поэты:

                | Раз в крещенский | вечерок /\ | девушки га|дали: /\ /\ |
                | За ворота | башмачок, /\ | сняв с ноги, бро|сали. /\ /\ |

                    (В. Жуковский)

                | Дайте в руки | мне гармонь, /\ | золотые | планки. /\ /\ |
                | Парень девуш|ку домой /\ | провожал с гу|лянки. /\ /\ |

                    (М. Исаковский)

    Таким образом, можно сказать, что тринадцатисложник, выйдя из недр народной поэзии, в течение двух веков служил нашим виршевикам верой и правдой, чтобы затем уже в реформированном виде работать в русской поэзии еще два столетия.

    Объективно говоря, никто уже не пишет одиннадцатисложниками и тринадцатисложниками, потому что поэзия совершенствуется и силлабические стихотворения уходят в Лету. Не рекомендую и вам. Но знать, что такое старорусская поэзия, никому не вредно.


    2.4. Античное стихосложение

    ВНИМАНИЕ! ЭТУ ГЛАВУ ЧИТАТЬ СОВСЕМ НЕОБЯЗАТЕЛЬНО. Она представляет собой нечто вроде экскурса в историю, потому что 90% описываемых здесь размеров и строф неупотребимы в русскоязычной поэзии никоим образом.

    Античному стихосложению, а точнее, античным размерам я решил посвятить целый раздел по нескольким причинам. Во-первых, эллины и римляне изобрели большое количество своеобразных поэтических размеров, малоупотребимых в современной поэзии, но достойных упоминания. Во-вторых, не будь стихосложения античного, неизвестно, что бы было с нашим, родным и близким. Но отмечу: не рекомендую использовать все нижеописанные размеры часто. В настоящее время методы античного стихосложения являются не более чем упражнением либо источником подражаний и пародий.

    Греки создали несколько своеобразных разновидностей стихов, которые перемежали в строфах, получая сложные, составные размеры, требовавшие выского искусства чтеца.

    Гекзаметр — античный стихотворный размер, шестистопный дактиль с женским окончанием. Античный гекзаметр считается совершенной формой стихового ритма: самая ёмкая по своему ритмическому объему четырёхдольная дактилическая стопа , заменяемая четырёхдольным же спондеем (последний не употребляется только в первой и шестой стопах), даёт 32 комбинации. Наиболее употребительные цезуры в гекзаметре: цезура после третьей стопы, разделяющая стих на два равных полустишия:
    |||||||/\|,
    и двойная цезура, разделяющая стих на три части
    ||||||||/\|.

    Словесное ударение может падать на любую долю дактилической или спондеической стопы, вследствие чего ритм стиха здесь неровный. Чтение античных четырёхдольных гекзаметров должно проходить в форме четкого скандирования, с соблюдением двудольного протяжения долгих слогов в дактиле и спондее.

    Русский имитированный гекзаметр имеет 18-дольный объём, каждая стопа его трёхдольна (3x6=18). Русский гекзаметр можно обратить и в 24-дольный, протягивая первый в стопе слог. Контрольный ряд русского имитированного гекзаметра такой: |||||||/\. Цезура может быть мужская, женская и дактилическая, что видно из следующего примера:

            |Встала из| мрака мла|дая с перс|тами пур|пурными | Эос, /\ |
            |Ложе по|кинул тог|да и воз|любленный| сын Одис|еев. /\ |
            |Платье на|дев, изощ|рённый свой|меч на пле|чо он по|весил; /\ |
            |После по|дошвы кра|сивые| к светлым но|гам подвя|завши, /\ |
            |Вышел из| спальни...
(«Одиссея», пер. В. Жуковского)

    Вот опытный пример четырехдольного гекзаметра, в котором к античным модификациям добавлен ряд других:

            |В пу-урпуре, | бле-еске и| ды-ымах, ле|са разрисо|вав /\ позо|ло-отой, /\ |
            |Озаряя| ро-озовым| све-етом /\ |стру-унную| рожь /\ и пше|ни-ицу, /\ |
            |В ви-изге стри|жей /\ огол|телых и в мель|ка-ании| ла-асточек| бы-ыстрых, /\ |
            |Вниз /\ голо|вой /\ бе-ез|шу-умно /\ |падало тя|жё-олое| со-олнце. /\ |

                      (А.Квятковский)

Здесь встречаются последовательно следующие пять ритмических модификаций четырёхдольника:, , /\, /\, .

    Пентаметр — в античной метрике пятистопный дактиль. Замена дактилей спондеями возможна лишь в первых двух стопах, до цезуры. Метрическая модель античного четырехдольного пентаметра такая: ||

    Русский трехдольный пентаметр строится по схеме: |||/\/\||||/\/\. Вот пример русского элегического дистиха, в котором второй стих имитирует античный пентаметр:

                Слышу умолкнувший звук божественной эллинской речи;
                Старца великого тень чую смущенной душой.
(А. Пушкин)

    Тетраметр — античный стихотворный размер. Схема хореического тетраметра такая: |||||, то есть четыре хореических диподии равнялись восьми простым хореическим стопам, а весь объем равнялся 24 долям Пространство стиха в 24 доли разделено в гекзаметре и в тетраметре по-разному:
    - гекзаметр: |||||||
    - тетраметр: |||||

    Русская имитация тетраметра короче античного на 8 долей (24-16=8 долей). Вот «Призыв к мужеству» древнегреческого поэта Архилоха, написанный тетраметром, в переводе Викентия Вересаева:

                Сердце, сердце! Грозным строем встали беды пред тобой.
                Ободрись и встреть их грудью, и ударом на врагов!
                Пусть везде кругом засады, — твердо стой, не трепещи!
                Победишь — своей победы на показ не выставляй.
                Победят — не огорчайся, запершись в дому не плачь!
                В меру радуйся удаче, в меру в бедствиях горюй!
                Познавай тот ритм, что в жизни человеческой сокрыт.


    Ионик — в античной метрике шестидольная стопа о четырех слогах, из них два кратких и два долгих. Различаются два типа: восходящий и нисходящий ионик; теоретически возможен третий тип: .

    Спондей — четырехдольная стопа о двух долгих слогах . Спондей употреблялся в античном гекзаметре, который состоит в основном из дактилических стоп. В применении к русскому силлаботоническому стиху спондеем называется такой ритмический ход в ямбе, когда рядом стоят два или более ударных слога. Например:

                Куницыну да'нь се'рдца и вина!
                Он создал нас, он воспитал наш пламень.
(А. Пушкин)

    Валерий Брюсов в последний период своего творчества нередко перенасыщал спондеическими ходами ямбические стихи, что воспринималось современниками как нововведение:

                Дуй, дуй, Дувун! Стон тьмы по трубам,
                Стон, плач, о чем? по ком? Здесь, там —
                По ржавым травам, ах! по трупам
                Дрем, тминов, мят, по всем цветам.


    Диспондей — античная сдвоенная (восьмидольная) стопа о четырех долгих слогах . Встречается редко, только в дактилических размерах. Аналогия диспондея в русском стихе, имитирующем диспондеические ходы, где место долгих слогов занимают слоги с ударением, может быть проиллюстрирована стихом, составленным исключительно из односложных слов (брахиколон). Диямб — двойной ямб, шестидольная диподия о четырех слогах: . Дихорей — двойной хорей, шестидольная диподия о четырех слогах: . Дохмий — восьмидольная стопа о пяти слогах .

    Трибрахий — античная трехдольная стопа о трех кратких слогах . В русской метрике трибрахием называется безударная стопа в трехдольных размерах, например:

                Слёзы людские, слёзы людские,
                Льётесь вы ранней и поздней порой,
                Льётесь безвестные, льётесь незримые,
                Неистощимые, неисчислимые.
(Ф. Тютчев)

    Пентабрахий — пятисложная стопа, состоящая из пяти неударных слогов. Схема: . В русском стихосложении самостоятельно употребляться не может.

    Молосс (тримакр) — античная шестидольная стопа о трех долгих слогах . В теории силлабо-тонического стиха некоторые стиховеды называют молоссом такой ритмический ход в трехдольном размере, когда подряд стоят три односложных ударяемых слова, например:

                Вал есть вал, шкив есть шкив,
                Бессемер — он всегда бессемер.
(Г. Шенгели)

    Адонический стих — античный дактилический усеченный диметр. Такой стих являлся заключительной строкой в строфе, он встречается в сапфической строфе. Его метрическая схема |/\.

    Алкеев стих — античный стихотворный размер, десятисложный стих, составленный из двух дактилических и двух хореических стоп. Его схема: |||.

    Алкманов стих — античный одиннадцатисложный стих, усеченный четырехстопный дактиль, в котором допускается замена дактиля спондеем, имеющим одинаковое с дактилем количество долей.

    Аристофанов стих — античный десятидольный стих о семи слогах следующего ритмического строения: ||, то есть соединение одной дактилической и двух хореических стоп.

    Архилохов стих — античный стих, изобретенный Архилохом. Схема этого стиха такая: малый архилохов стих представляет собой дактилический усеченный триметр ||/\/\; большой — является сочетанием четырех дактилических и трех хореических стоп ||||||. Вот вольная имитация архилоховой строфы на русском языке:

                Снег покидает поля,
                Зеленеют кудрявые травы,
                В буйном цвету дерева.
                Облик меняет земля,
                Что ни день, то спокойнее в руслах
                Шумные воды бегут.
                Грация стала смелей,
                Повела в хороводе — нагая —
                Нимф и сестер близнецов.
                Что нам бессмертия ждать?
                Похищает летучее время
                Наши блаженные дни...
(Гораций, пер. А. Тарковского)

    Асклепиадов стих — античный стих, изобретенный древнегреческим поэтом Асклепиадом Самосским. Различают две формы: малый асклепиадов стих с одной цезурой и большой с двумя цезурами. Вот имитация асклепиадова стиха:

                Крепче меди себе | создал я памятник;
                Взял над царскими верх | он пирамидами,
                Дождь не смоет его, | вихрем не сломится,
                Цельным выдержит он | годы бесчисленны.
(А. Востоков)

    Антибакхий — античная пятидольная стопа о трех слогах:; имеет другое название — палимбакхий.

    Амфимакр — античная пятидольная стопа, противоположная амфибрахию, о трех слогах, краткий слог находится среди двух долгих:. В общеевропейскую метрику амфимакр не вошел. Однако некоторые стиховеды считают возможным применение этого термина для названия особого ритмического хода в трехсложном размере, когда в стопе содержатся два словесных ударения — на первом и на третьем слогах:

                | Ленты да | радуги, | ярче и | жарче дня... |
                | Что ж'.. обер|нись, погля|ди!.. /\ /\ | /\ /\ /\ |
                |Суженный! | Золото, | серебро!.. Чур меня, |
                | Чур меня — | сгинь, пропа|ди! /\ /\ | /\ /\ /\ |
(А. Фет)

    Антиспаст — античная шестидольная стопа о четырех слогах , комбинация ямбической и хореической стоп (ямбохорей). Имитированный антиспаст в русской поэзии встречается редко:

                Верста' сле'ва, | верста' спра'ва,
                Верста' в бро'ви, | верста' в ты'л.
                Тому' пе'сня, | тому' сла'ва,
                Кто дорогу породил.
(М. Цветаева)

    Имитированный антиспаст встречается в русских частушках и в украинской народной поэзии, поскольку их ритмика свободно пользуется ходами ритмической инверсии, которая запрещена теорией силлаботонического стихосложения, канонизирующей лишь постоянные ритмы.

                Прише'л не'мец, | прише'л па'н,
                Дай, украинец, жупан!
                Прода'й, дя'дько, | свою' ха'тку,
                Купи', дя'дька, | немцу шапку.
(пер. с укр. А. Глобы)

    Эпитрит — семидольная античная стопа, в которой три слога долгие и один краткий. Различаются четыре вида эпитрита в зависимости от местоположения краткого слога среди долгих: первый , второй , третий , четвертый .

    Алкеева строфа — античная четырехстишная строфа, изобретенная Алкеем; состоит из стихов трех видов:
    - девятисложный ямбический стих ||||/\/\
    - десятисложный стих |||
    - одиннадцатисложный стих |||.

    В следующем отрывке Брюсов имитировал на русском языке ритм алкеевой строфы, причем первые две строки соответствуют третьему виду, третья строка — первому виду и четвертая строка — второму виду:

                Не тем горжусь я, Фебом отмеченный,
                Что стих мой звонкий римские юноши
                На шумном пире повторяют,
                Ритм выбивая узорной чашей.


    Алкманова строфа — античная двустишная строфа, в которой первый стих является гекзаметром, а второй — алкмановым стихом.

    Бакхий — в античной метрике название пятидольной стопы о трех слогах следующего строения . В русской метрике не употребителен, но некоторые теоретики стиха считают возможным называть бакхием амфибрахическую стопу с дополнительным акцентом , например:

                В глаза'х ве'р|но, сват, у | тебя по|темнело.
                ... Хвати'л о'|земь шапку, | подперся | в бока...
                ...«Ну, что', бра'т' | успели | ли с медом | убраться?»

                      (И. Никитин)

    Сапфическая строфа — строфа логаэдического строения. Различаются большая и малая сапфические строфы. В русской литературе форму малой сапфической строфы имитировали многие классики. Например:

                Будет день — и к вам, молодые девы,
                Старость подойдет нежеланной гостьей,
                С дрожью членов дряблых, поблекшей кожей,
                Чревом отвислым, —
                Страшный призрак! Эрос, его завидя,
                Прочь летит — туда, где играет юность:
                Он — ее ловец. Пой же, лира, негу
                Персей цветущих.
(Сафо, пер. Вяч. Иванова)

    В русской поэзии данные слоги практически не применяются, разве что в подражаниях грекам. Чередованием гекзаметра и пентаметра написана, в частности, «Илиада» Гомера. Общим выводом может быть лишь такой: это не более чем энциклопедические древности, полезные ныне только выборочно, в виде упражнений.


    2.5. Как сделать слог нестандартным

    Перегрузив всякой теорией и терминологией, приступлю к краткому изложению простейших методов получения красивых и нестандартных ритмов и размеров. Естественно, на примерах. В первую очередь всё же старайтесь писать именно классическими размерами, потому как они наиболее просты и эффективны. Но их, безусловно, можно и даже нужно всячески украшать.

    Если для украшения стихотворения вы решили нарушить слог, то рифма, компенсирующая размерный недостаток, должна быть совершенна! Этим вы докажете слушателю, что нарушение в слоге допущено намеренно, что на деле вы можете писать невероятно красиво! Можно слог вовсе не соблюдать. В таком случае к рифме предъявляются ещё более жёсткие требования. Например:

                Представь, что война окончена, что воцарился мир.
                Что ты ещё отражаешься в зеркале. Что сорока
                Или дрозд, а не «Юнкерс» щебечет на ветке «чирр».
                Что за окном не развалины города, а барокко
                Города: пинии, пальмы, магнолии, цепкий плющ,
                Лавр. Что чугунная вязь, в чьих кружевах скучала
                Луна, в результате вынесла натиск мимозы плюс
                Взрывы агавы. Что жизнь нужно начать сначала.
(И. Бродский)

    Бродский блестяще маскирует рваный, смещённый ритм, полное нарушение силлабики и тоники, неравенство слогов и ударений шикарным рифмами, уникальными по своей смысловой насыщенности строками, переносами предложений и их разрывами (об этом — позже). Практически вся поздняя поэзия Бродского написана именно так: не по законам жанра. Хотя такие стихи тоже имеют название — ударники. К ним относятся и многие стихотворения Маяковского. Ударения и количество слогов между ними выдержаны приблизительно, что компенсируется отличными рифмами. Ударники тоже имеют систему. Например, приведенный пример из Бродского — это шестидольный ударник.

    Подобные стихи близки по принципу к дольнику. Дольник — это вид русского и немецкого стихосложения, где строки, совпадая по числу ударений, свободно и бессистемно располагают безударные слоги. Много подобных стихотворений, к примеру, у Гейне:

                Не знаю, что значит такое,
                Что скорбью я смущён,
                Давно не даёт покою
                Мне сказка старых времён.
(перевод А. Блока)

    Дольники являются промежуточными между тоническим и силлабо-тоническим стихом. Настоятельно не рекомендую писать подобным слогом, но использовать его элементы никто не возбраняет. К примеру:

                …и при слове «грядущее» из русского языка
                Выбегают мыши и всей оравой
                Отгрызают от лакомого куска
                Памяти, что твой сыр, дырявой…
(И. Бродский)

    «Рваность» ритма, только совсем другая, новая, взрывная, потрясающе рвётся из стихов Владимира Маяковского, почти из каждого. У Цветаевой нет именно «безразмерных» стихотворений, но зато почти в каждой поздней её работе размеры модифицируются, из них выбрасываются стопы и слоги.

                Руки — и в круг
                Перепродаж и переуступок!
                Только бы губ,
                Только бы рук мне не перепутать!


    Теоретически это дактиль. Но какой! В 1-3 строках двустопный с нулевой клаузулой, то есть с мужским окончанием. Во 2-4 же творится что-то невероятное. После четырёх слогов дактиля врывается цезура, потом появляется совершенно лишний слог, а вторая часть — это новый уже дактиль с односложной клаузулой и женским окончанием; по сути, в сумме получается пятидольник. Такое смешение размера — элемент уникального мастерства. Но — заметьте — всё в дактиле, нет перехода на другой размер, потому читается прекрасно. Не смешивайте разные размеры!

                Не штык — так клык, так сугроб, так шквал, —
                В Бессмертье что час — то поезд!
                Пришла и знала одно: вокзал.
                Раскладываться не стоит.


    Здесь у Цветаевой — дикая помесь ямба и анапеста, что-то непонятное. Почему же ритмично и красиво декламируется? Потому что ударения в соответствующих строках расставлены совершенно одинаково! Никаких нарушений, лишних пиррихиев и клаузул. Итак, второй вариант безразмерного писательства: считайте ударения и расставляйте их одинаково в соответствующих строфах. Именно таким образом вы придумываете свой размер сами.

    Книжные полки, странные знаки, символы, буквы,
                                    граф Монте-Кристо, леди Ровена,
    Ноты Вивальди, звуки канцоны,
                                    ария чёрта в опере Баха или кого-то,
    Кто бесконечен, кто бесподобен с красною розой
                                    в ровной улыбке, встав на колено,
    Ей предлагает руку и сердце, нашу эпоху
                                    вновь возвращая в дни Камелота.


    Здесь, к примеру, в одной строке аж 4 цезуры. И каждая из пяти частей строки — это маленький двустопный дактиль. А вся строка становится своеобразным пятидольником. Или у Михаила Щербакова:

                Мне ничего не надо, монета есть, магазин под боком.
                Правда, закрыли ближний, но это ладно, пойду в соседний.
                Я ничего не должен Собесу, рано ещё по срокам,
                Я военкому без интересу, мой формуляр последний.


    Это тоже дактиль. Но здесь в каждой строке одна ярко выраженная цезура посередине, и две, каждая из которых делит кусочки строки ещё на две части. Причём самая последняя часть каждой строки — это уже амфибрахий! Вот как бывает. Кстати, обратите внимание на сквозные рифмы.

                Дорога-возвращение в воскресную ночь —
                К рутине, к тишине, к пустоте.
                Совсем не изменившись, я остался точь-в-точь
                Таким же, как всегда и везде.


    Это трёхстопный пэон II, только из последней стопы каждой строки выброшен первый безударный слог. Вообще, выбрасывание или добавление одного или нескольких безударных слогов является весьма неплохим «трюком». Использование подобного элемента позволяет создавать новые размеры, удобные именно для вас.

                Санбенито на камень падёт, ты взойдёшь наверх,
                Ты прижмёшься спиной к обгоревшему маяку
                И из тысячи разных оккультных безумных вер
                Изберёшь ожиданье на западном берегу.


    Это анапест, только в последней стопе выброшен один безударный слог.

                Стоят цветы у кровати, лежат конфеты на стуле,
                Пустует белая койка, и всё почти хорошо,
                А элегантная Катя и симпатичная Юля,
                В стерильных белых повязках готовят электрошок.


    Это пример «самосозданного» размера с расстановкой ударений ---'--'----'--'-. Отнести его к какому-нибудь из традиционных размеров довольно сложно. То есть, конечно, можно условно назвать его, как написал мне один читатель, «шестистопный амфибрахий с медианой с двумя леймами в каждой строке», но это не совсем точно и не стоит стараний.
   
    Напоследок расскажу ещё об одном способе получения нестандартных размеров. Кроме дольников и ударников, в русском стихосложении есть ещё такая разновидность, как паузники. Паузник трехдольный — это стих трехдольного размера, отдельные стопы которого представляют собой неполносложные, паузные модификации, то есть не только , а /\, /\/\,/\/\; /\, /\/\, /\/\ и прочая, или модификации с протяжением слогов (долгие слоги) , /\, . Введение этого термина (не совсем точного) в русскую поэтику было вызвано появлением в русской поэзии начала 20 века большого количества стихов паузной формы, отличавшихся от классического полносложного трёхдольника настолько, что многие читатели и даже литературоведы не умели ритмически их рецитировать, считая подобные стихи неправильными. В настоящее время паузники ни у кого не вызывают сомнения в правильности их метрического строения. Примеры:

                Пускай мы росли ножевые,
                А сестры росли, как май
                Но все же глаза живые
                Печально не подымай.
(С. Есенин)

                Землю,
                            где воздух,
                как сладкий морс,
                            бросишь
                и мчишь, колеся
                но землю,
                            с которою
                вместе мёрз,
                вовек
                            разлюбить нельзя.
(В. Маяковский)

    Ниже приводятся образцы параллельных равновеликих трёхдольников — полносложных и паузных; сравнение их структур дает наглядное представление о разнице ритмов. Трёхкратный трёхдольник первый с устойчивыми концевыми паузами:

    а) Полносложная форма:
                |Чёткие| линии| гор; /\ /\ |
                |Бледно не|верное | море. /\ |
                |Гаснет торжественный| взор, /\ /\ |
                |Тонет в бес|сильном про|сторе. /\ |
(В. Брюсов)

    б) Паузная форма:
                |Мы /\ /\ | спим /\ /\ | ночь. /\ /\ |
                |Днем совер|шаем по|ступки. /\ |
                |Любим сво|ю /\ то|лочь /\ /\ |
                |воду в сво|ей /\ /\ | ступке. /\ |
(В. Маяковский)
   
    Трёхкратный трёхдольник второй с одинаковыми концевыми паузами.

    а) Полносложная форма:
                По| синим вол|нам оке|ана,
                Лишь| звёзды блес|нут в небе|сах, /\
                Ко|рабль оди|нокий не|сётся,
                Не|сётся на| всех пару|сах. /\
(М. Лермонтов)

    б) Паузная форма:
                Как| царство /\| белого| снега,
                Мо|я /\ ду|ша холод|на. /\
                Ка|кая /\ |стройная |нега
                /\ |В мире хо|лодного| сна. /\
(В. Брюсов)
   
    Трёхкратный трёхдольник третий.

    а) Полносложная форма:
                Я те|бе ниче|го не ска|жу,
                И те|бя не встре|вожу ни|чуть,
                И о | том, что я | молча твер|жу,
                Не ре|шусь ни за | что намек|нуть.
(А. Фет)

    б) Паузная форма:
                Я по|кинул ро|димый /\ | дом,
                Голу|бую о|ставил /\ | Русь.
                В три звез|ды берез|няк над пру|дом
                Теплит |матери| старой /\ | грусть.
(С. Есенин)
   
    Четырёхкратный трёхдольник второй с устойчивыми концевыми паузами.

    а) Полносложная форма:
                Как| ныне сби|рается | вещий О|лег /\
                От|мстить нера|зумным хо|зарам: /\ | /\ /\
                Их| села и| нивы, за| буйный на|бег, /\
                Об|рёк он ме|чам и по|жарам. /\ | /\ /\
(А. Пушкин)

    б) Паузная форма:
                Би|лет — /\ /\ |щелк. /\ Ще|ка — /\ /\ | чмок. /\
                Сви|сток, — и рва|нулись ту|да мы, /\ | /\ /\
                Ку|да, /\ как| се-ельди| в сети чу|лок, /\
                Плы|вут круго|светные | дамы. /\ | /\ /\
(В. Маяковский)

    Очень эффектен ритм трёхдольников с локальной внутристишной паузой, повторяющейся в определенном месте стиха. Например, в трёхкратном трёхдольнике втором.

    Однодольная пауза в первой половине тактометрического периода:
                На | ту /\ зна|комую | гору
                Сто | раз /\ я| в день прихо|жу, /\
                Сто|ю, /\ скло|няся на по|сох,
                И | в дол /\ с вер|шины гля|жу, /\
(В. Жуковский)

    Двудольная пауза во второй половине периода (помимо концевой):
                Се|годня дур|ной /\ /\ | день, /\
                Куз|нечиков | хор /\ /\ | спит. /\
                И| сумрачных | скал /\ /\ | сень /\
                Мрач|ней гробо|вых /\ /\ | плит. /\
(О. Мандельштам)

    Последний пример особенно выразителен, если иметь в виду, что ритм его паузных строк подчинен контрольному ряду следующих полносложных строк:
                На | тёмном по|роге тай|ком /\
                Свя|тые шеп|чу име|на. /\
                Я | знаю: мы | в храме вдво|ём, /\
                Ты | думаешь: | здесь ты од|на. /\
(А. Блок)

    Наконец, очень редкий образец четырёхкратного трёхдольника третьего, где в первых двух стихах — сплошное полносложие, а далее следуют стихи с точно локализованной однодольной паузой в конце периода:
                Почер|нел, искри|вился бре|венчатый | мост,
                И сто|ят ло|пухи в чело|веческий | рост,
                И кра|пивы дре|мучей по|ют /\ ле|са,
                Что по | ним не прой|дёт, не блес|нёт /\ ко|са.
                Вече|рами над | озером | слышен /\ | вздох,
                И по | стенам рас|ползся ко|рявый /\ | мох.
(А. Ахматова)

    Имейте в виду, что в размерах, изобретённых вами, ударения должны быть очень чётко и равномерно расставлены, чтобы не возникало ощущения «безразмерности». Те же паузники выглядят гораздо привлекательнее, когда паузы в них систематизированы и имеют одну и ту же локацию в каждой строке.

    Маленький постскриптум. На самом деле, смешение размеров, конечно, имеет место в стихосложении. Размер, образованный смешением двух разных размеров, к примеру, ямба и дактиля (то есть, когда одна строка — ямб, вторая — дактиль), называется логаэдом. Логаэды использовались, в основном, в античной поэзии и в русском стихосложении не приняты.

    Вот и всё о слоге. Перейду к следующему разделу.

Сайт Тима J. Скоренко
Сайт Тима J. Скоренко© Тим Скоренко