Сайт Тима J. Скоренко Сайт Тима J. Скоренко Обо мнеСайт Тима J. СкоренкоЖЖСайт Тима J. СкоренкоКонтактная информация
Сайт Тима J. Скоренко
Сайт Тима J. Скоренко
Журналистика Популяризация науки Проза Стихи Песни Другие проекты
Сайт Тима J. Скоренко
Сайт Тима J. Скоренко
Стихотворения Переводы Учебник стихосложения Публикации Премии
Сайт Тима J. Скоренко
Введение 1. Рифма 2. Размеры 3. Рифмовка 4. «Спецэффекты» 5. Занимательное стихосложение 6. Стилистические ошибки 7. Поэтический перевод Заключение Дополнительные статьи
Сайт Тима J. Скоренко


        ГЛАВА 3. РИФМОВКА

3.1. Формы стихотворений
3.2. Восточные формы строф
3.3. Ещё несколько слов о построении

    3.1. Формы стихотворений
   
    В общем-то, этот раздел следовало бы поместить в главу о рифмах либо сразу после неё, но я подумал, что сначала неплохо бы разобраться со стихотворными размерами, что мы и сделали. Под «построением стихотворения» в данном случае я понимаю расположение рифм в строках стихотворения, то есть рифмовку. Я разбил этот раздел по строфам, начиная от одностишия.

    Сначала, конечно, идёт такая строфа, как одностишие, то есть маленькое нерифмованное стихотворение, состоящее из одной строки. Подобное стихотворение обыкновенно является юмористическим, ироническим; основной упор при написании делается не на технику, а на содержание. К примеру:

                О, как внезапно кончился диван… (В. Вишневский)

                Такому клюву и помада не поможет… (А. Морозов)

    Для написания одностиший необходимо обладать как минимум чувством юмора. Как и для их чтения.

    Самым простым расположением рифм является парная (смежная) рифма в дистихе или двустишии (по схеме аа).

                В тот вечер возле нашего огня
                Увидели мы чёрного коня.
(И. Бродский)

    Двустишие является наиболее простой формой сочетания стихотворных строк, довольно-таки примитивной, поэтому я рекомендую чередовать его с другими формами в одном стихотворении. Дистих — это двустишие, являющееся законченным стихотворением, что встречается весьма редко.

    Далее рассмотрим более сложную форму — трёхстишие. Обыкновенное трёхстишие (терцет) подразумевает наличие трёх строк с одинаковой рифмой: aaa bbb ccc. Используется такая схема нечасто, но встретить можно.

                На морских берегах я сижу,
                Не в пространное море гляжу,
                Но на небо глаза возвожу.
(А. Сумароков)

    Другой формой трёхстишия является терцина. Терцина — это стихотворное произведение из трёхстиший с обязательной схемой рифм aba bcb cdc… Терциной написана «Божественная комедия» Данте:

                Земную жизнь дойдя до середины,
                Я очутился в сумрачном лесу,
                Утратив правый путь во тьме долины.

                Каков он был, о, как произнесу
                Тот дикий лес, дремучий и грозящий,
                Чей давний ужас в памяти несу!
(пер. М. Лозинского)

    Вообще, законченное произведение (поэма или крупное стихотворение), написанное терцинами, называется капитоло. В «Божественной комедии» капитоло является каждая отдельная глава поэмы.
    Разновидностью трёхстишия является ритурнель — трехстрочная строфа в итальянской, а затем во французской поэзии. Стихотворный размер — свободный, по выбору поэта; рифмуются между собой первая и третья строки, средний стих строфы остается без рифмы (холостым). В русской поэзии ритурнель, как форма стиха, не привилась; отдельные опыты можно встретить у поэтов-символистов.

                Серо
                Море в тумане, и реет в нем рея ли, крест ли;
                Лодка уходит, которой я ждал с такой верой!

                Прежде
                К счастью так думал уплыть я. Но подняли якорь
                Раньше, меня покидая... Нет места надежде!

                Кровью
                Хлынет закат, глянет солнце, как алое сердце:
                Жить мне в пустыне — умершей любовью!
(В. Брюсов)

    Трёхстишия могут объединяться и в другие более сложные формы,. Примером такой формы является вилланелла (вилланель) — в староитальянской, а затем в старофранцузской поэзии — лирическое стихотворение своеобразной формы, предназначенное для пения. Заключает в себе шесть трехстишных строф и один заключительный стих, а всего — 19 стихов на две рифмы. Композиция вилланеллы сложна: первый и третий стихи начальной терцины повторяются и дальше в определенном порядке и имеют одну рифму; каждый средний стих терцины оригинален, все средние стихи связаны между собой также одной рифмой. Вот вилланелла, которую написал поэт Возрождения Жан Пассора:

                Врозь я с горлинкой моею:
                Не она ведь мне слышна.
                Поспешу вослед за нею.

                Ты ль с подружкою своею
                Розно? К нам судьба равна:
                Врозь я с горлинкой моею.

                Верю я душою всею,
                Коль твоя любовь верна:
                Поспешу во след за нею.

                Слух твой жалобой лелею
                Вновь, что нам двоим дана:
                Врозь я с горлинкой моею.

                Без ее красы жалею
                Все, чем жизнь была красна.
                Поспешу во след за нею.

                Смерть, верши свою затею,
                То возьми, что взять должна:
                Врозь я с горлинкой моею,

                Поспешу во след за нею.
(пер. Ю. Верховского)

    В русском стихосложении всё же порекомендую пользоваться терцетами или терцинами, потому как другие формы лучше приспособлены для итальянской или французской поэзии, откуда, собственно, и произошли.

    Первым по распространённости является, безусловно, четверостишие или катрен. Стандартных схем рифмования в катрене две: abab (перекрёстная рифма) и abba (охватная или опоясанная рифма). Пример первой:

                Я долго шёл по коридорам,
                Кругом, как враг, таилась тишь.
                На пришлеца враждебным взором
                Смотрели статуи из ниш.
(Н. Гумилёв)

    Пример второй:

                Он видит пылающий ангельский меч,
                Что жалит нещадно его и подругу
                И гонит из рая в суровую вьюгу,
                Где нечем прикрыть им ни бёдер, ни плеч…
(Н. Гумилёв)

    Более простыми разновидностями катрена (соответственно, более примитивными) являются схемы рифмовки aabb и abcb. В первом случае катрен просто состоит из двух двустиший, объединённых общей темой, во втором не рифмуются 1-я и 3-я строки (т.н. холостая рифма). Последнего я настоятельно советую избегать.

    Катрен может являться стихотворением в чистом виде (например, гарики или частушки). Обыкновенно, катрен, являющийся законченным произведением, несёт в себе остроумную либо нравоучительную смысловую нагрузку:

                Когда, прервав теченье лет,
                Настанет страшный суд,
                На нем предстанет мой скелет,
                Держа пивной сосуд.
(И. Губерман)

    Стихотворения, написанные четверостишиями, наиболее распространены. Почти каждый поэт обращался к этой форме построения стихотворения. Довольно часто катрены перемежаются другими формами. Например, в «Евгении Онегине» строфы построены путём чередования четверостиший с перекрёстными рифмами, четверостиший с охватными рифмами и двустиший. Подсчитано, что в произведениях Пушкина катрены составляют 35% всех строф, не считая тех, которые входят в состав онегинской строфы или сонетов.
    Четверостишия могут объединяться и между собой в более сложные формы, например, в восьмистишия или даже двенадцатистишия, объединенные общей идеей. Одной из форм объединения четверостиший являются стансы — стихотворение, где конец каждой строфы обязательно является концом фразы. Классическим является стихотворения «Стансы» Иосифа Бродского, приводить не буду.
    Другая разновидность четверостишия — леонинский стих, строфа со смежными рифмами в первом полустишии каждого стиха и с общей концевой рифмой для двустишия, например:

                Чиста птица голубица таков нрав имиет:
                Буде мисто, где нечисто, тамо не почиет,
                Но где травы и дубравы и сень есть от зноя,
                То прилично, то обычно место ей покоя.
(Г. Конисский)

    Фиксированной формой четверостишия (восточный тип) является рубаи. Схема рифмовки в рубаи aaba, содержание, как правило, философское. Рубаи ввёл в обращение Омар Хайям.

                Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало,
                Два важных правила запомни для начала:
                Ты лучше голодай, чем что попало есть,
                И лучше будь один, чем вместе с кем попало.
(пер. О .Румера)

    В грузинской поэзии четверостишие приобрело форму под названием маджама, четверостишие с омонимическими рифмами, где одно звучание берется в разных значениях. Маджама часто встречаются в поэме Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре», например:

                Если буду я низвергнут разрушающим все миром,
                И умру один без плача тех, кого я был кумиром,
                Не одет рукой питомцев и святым не мазан миром,
                Пусть твое благое сердце эту весть приемлет с миром.

                            (пер. Ш. Нуцубидзе)

    Кстати, гораздо более популярно и подробно о четверостишиях и о том, каким должно быть четверостишие, чтобы считаться действительно хорошим, можно и даже нужно прочитать в моей статье «О четверостишиях», размещённой на этом сайте в разделе «Дополнительные статьи: заметки о стихосложении».

    Далее идут более сложные формы, менее распространённые, чем катрен, но от того не менее интересные. Ищите разнообразие форм! Лишним не будет.

    Пятистишия уже позволяют вам проявить полёт фантазии. Конечно, у пятистиший есть и фиксированные формы. Например, лимерик. Лимерик — это ироническое пятистишие со схемой рифм aabba (желательно, с трёхстопным анапестом в 1,2 и 5 строках и двустопным — в 3 и 4). Пришли лимерики из Англии, в частности, их изобрёл знаменитый английский поэт и художник Эдвард Лир.

                Не секрет, что в далёком Катаре
                Каждый пятый катарец — татарин!
                Есть и больший курьёз.
                Знайте все: эскимос —
                — Каждый третий на Мадагаскаре...
(А. Карпов)

                Вождь индейцев, торгующий в лавке,
                Продавая свои томагавки,
                Говорил: «Спору нет,
                Очень ценный предмет
                И в быту, и в автобусной давке!»
(А. Карпов)

    Но, в общем, ищите формы пятистиший самостоятельно. Схем рифмования тут немало: aabba, ababa, abbba, abbaa и так далее. Не стесняйтесь экспериментировать.

                Я дважды пробуждался этой ночью
                И брёл к окну, и фонари в окне,
                Обрывок фразы, сказанный во сне,
                Сводя на нет, подобно многоточью
                Не приносили утешенья мне.
(И. Бродский)

    Это просто один из примеров, коих множество.

    Шестистишия встречаются реже, чем четверостишия, но гораздо чаще, чем пятистишия или терцеты. Фиксированных форм шестистишия не существует, но простор для фантазии тут неограничен. Например, aabbba:

                На стене портрет тирана,
                Как в любой другой квартире,
                Как во всём подлунном мире,
                Как мишень в цветастом тире,
                Как нарыв, гнойник, как рана,
                На стене портрет тирана.


    Или abcabc (треугольная рифмовка):

                Северо-западный ветер его поднимает над
                Сизой, лиловой, пунцовой, алой
                Долиной Коннектикута. Он уже
                Не видит лакомый променад
                Курицы по двору обветшалой
                Фермы, суслика на меже.
(И. Бродский)

    Или aabccb (самый «песенный» вариант):

                И, может быть, жизнь на пределе
                Удержится в немощном теле
                И голову старца укроет трёхзубым венцом.
                Но дряхлые чресла устали,
                И шут в исполнении Даля
                В холодную землю уткнётся истёртым лицом.


    Такая строфа, кстати, иногда называется ронсаровой строфой.

    Вообще, в качестве замечательного примера мастерски исполненных шестистиший рекомендую прочитать стихотворение Николая Гумилёва «Пятистопные ямбы». Каждая (подчёркиваю, каждая!!!) из 14 строф этого стихотворения представляет собой двурифмовое шестистишие с новой схемой рифмовки! Так встречаются схемы ababab, ababaa, abbaba, aabbab, aaabbb, aababb, abbbaa и так далее. А что бы было, если бы Гумилёв использовал не только двурифмовые, но и трёхрифмовые шестистишия? Так вариантов ещё больше! Вот пример строфы из «Пятистопных ямбов»:

                Солдаты громко пели, и слова
                Невнятны были, сердце их ловило:
                «Скорей вперёд! Могила так могила!
                Над ложем будет свежая трава,
                А пологом — зелёная листва,
                Союзником — архангельская сила!»
(схема abbaab)

    В общем, простор для фантазии огромен. Кстати, шестистишие с рифмовкой ababab называется секстиной:

                Опять звучит в моей душе унылой
                Знакомый голосок, и девственная тень
                Опять передо мной с неотразимой силой
                Из мрака прошлого встаёт, как ясный день;
                Но тщетно памятью ты вызван, призрак милый!
                Я устарел: и жить и чувствовать — мне лень.
(Л. Мей)

    Нельзя не отметить, что термин «секстина» имеет несколько толкований, а стихотворения этого типа — несколько форм. Первый тип секстины рифмуется по схеме AbAbAC или BaBaCC (заглавными буквами обозначена мужская рифма, прописными — женская). Можно писать и одними женскими, что свойственно итальянскому языку, но непременное условие — соблюдение трёхрифменности. Секстина первого типа имеет большое сходство с октавой. Если от октавы отнять первые две строки, получится секстина первого типа. Второй тип секстины по схеме AbbAcc или aBBaCC. Секстины второго типа при сцеплении дают большее однообразие всего стихотворения в смысле строфичности. Третий тип секстин — исключительно твердая форма. Построение её таково: шесть шестистиший (36 стихов), имеющие только две рифмы, причем те слова, которые взяты рифмами в первом шестистишии, обязаны пройти, как рифмы во всех стопах. Ещё условие: расположение этих шести слов-рифм в каждом шестистишии различное. Обычно при стыках строф в последнем и в первом стихе берётся одно и то же слово-рифма. Когда поэтическое произведение написано шестистишиями двух первых видов, оно называется секстины; стихотворение третьего типа — секстина.

    Ещё одной оригинальной разновидностью шестистишия является вирелэ — шестистрочная строфа старофранцузской поэзии. Строфа разбивается на трёхстишия, в каждом из которых первые два стиха взаимно рифмуются, третий же, укороченный стих первой полустрофы рифмуется с укороченным стихом второй полустрофы. На вирелэ похожи следующие русские стихи:

                А в ненастные дни
                Собирались они
                      Часто;
                Гнули — бог их прости! —
                От пятидесяти
                      На сто...
(А. Пушкин)

    В случае, когда вирелэ не ограничивается шестистишием, а расширяется до 9-ти, 12-ти, 15-ти и так далее строк, оно называется лэ (ле, лэй). То есть вирелэ — это частная форма лэ. Правила рифмовки и укороченной строфы в лэ такие же.

    Семистишие (септима) — вещь редкая. Но, по сути, добавить всего одну строку к любому встреченному шестистишию, и получится семистишие, двурифмовое, трёхрифмовое или даже четырёхрифмовое. Простор для придумывания схем тут огромен: abbabba, abccbac, aabccba и так далее. Комбинаций множество. Редкость употребления семистишия обусловлена в первую очередь историческим фактором: было попросту не принято так писать, вот и всё. Хотя это просто и порой даже очень красиво, если, конечно, писано не левой ногой. Семистишиями написано «Бородино» Лермонтова (aabcccb):

                — Скажи-ка, дядя, ведь не даром
                Москва, спаленная пожаром,
                Французу отдана?
                Ведь были ж схватки боевые,
                Да, говорят, еще какие!
                Hедаром помнит вся Россия
                Про день Бородина!
(М. Лермонтов)

    Приведу ещё одно семистишие в качестве примера, очень нестандартное. Это знаменитая «Песня» Иосифа Бродского:

                Пришёл сон из семи сёл.
                Пришла лень из семи деревень.
                Собрались лечь, да простыла печь.
                Окна смотрят на север.
                Сторожит у ручья скирда ничья,
                И большак развезло, хоть бери весло.
                Уронил подсолнух башку на стебель.


    Схема рифмовки тут просто сумасшедшая. Каждая строка характеризуется собственной сквозной рифмой, где середина строки рифмуется с её окончанием. Получается: aa bb cc d ee ff d. Это, конечно, очень нехарактерный пример, но он настолько странный, что грех бы был его упустить.

    Кстати: семистишие с рифмовкой abbaacc называется королевской или чосеровской строфой. Чосер первым в английской литературе ввёл понятие размеров, силлабо-тонического стихосложения и рифмовки. Вот пример чосеровской, или королевской, строфы из «Кентерберийских рассказов» Чосера:

                Переверни страницу — дивный сад
                Откроется, и в нем, как будто в вазах,
                Старинных былей, благородных сказок,
                Святых преданий драгоценный клад.
                Сам выбирай, а я не виноват,
                Что мельник мелет вздор, что мажордом,
                Ему на зло, не уступает в том.
(пер. И. Кашкина)

    Восьмистишие — это третья по популярности после четверостишия и шестистишия схема рифмования. Опять же, количество комбинаций рифм в восьмистишии просто огромно. Можно составлять математическую программу для всевозможных комбинаций в двух-, трёх- и четырёхрифмовых восьмистишиях. Поэтому приведу просто один пример, а остальное оставлю вам: пишите! Схема aaabcccb:

                Старение! Возраст успеха. Знания
                Правды. Изнанки её. Изгнания.
                Боли. Ни против неё, ни за неё
                Я ничего не имею. Коли ж
                Переборщит — возоплю: нелепица
                Сдерживать чувства. Покамест — терпится.
                Ежели что-то во мне и теплится,
                Это не разум, а кровь всего лишь.
(И. Бродский)

    Фиксированной формой восьмистишия является октава. Схема рифмования в октаве abababcc. Завершающее строфу двустишие прерывает ряд тройных рифм и хорошо служит для заключительного афоризма или иронического поворота. Октавами написаны «Домик в Коломне» Пушкина, «Портрет» Толстого, «Октава» Майкова.

                Ахмет-оглы берёт свою клюку
                И покидает город многолюдный.
                Вот он идёт по рыхлому песку,
                Его движенья медленны и трудны.
                — Ахмет, Ахмет, тебе ли, старику,
                Пускаться в путь неведомый и чудный?
                Твоё добро враги возьмут сполна,
                Тебе изменит глупая жена.
(Н. Гумилёв)

    Редкой и малоупотребительной формой восьмистишия является триолет. Схема рифм в нём: abaaabab, причём 4-я строка повторяет первую, 7-8-я повторяют 1-2-ю. Примеров триолета крайне мало, в русской поэзии такой формой пользовался, в основном, Карамзин.

                Ты промелькнула, как виденье,
                О, юность, быстрая моя,
                Одно сплошное заблужденье!
                Ты промелькнула, как виденье,
                И мне осталось сожаленье,
                И поздней мудрости змея.
                Ты промелькнула, как виденье,—
                О, юность быстрая моя!
(К. Бальмонт)

    Пример безрифменного триолета, где рифму заменяет повтор того же слова. Триолет этот дает пример и пэонического (гипердактилического) окончания.

                Тебя я помню. Ты рыдала
                На Гревской площади, под виселицей.
                И ночь, и смерть, и ты рыдала.
                Тебя я помню. Ты рыдала...
                Но я забыл, по ком рыдала.
                Не под моей ли черной виселицей.
                Тебя я помню. Ты рыдала
                На Гревской площади под виселицей.
(И. Рукавишников)

    А вот пример тройного (тайного) триолета:

            Не иди в дом пира. Иди в дом плача,
            Чтоб забылись грехи, чтоб открылась душа.
            Чтоб светлела порфира, чтоб яснела задача,
            Не иди в дом пира, иди в дом плача.
            В воротах мира, рыдая и плача,
            Цветут чудо-стихи, бездумно дыша.
            Но иди в дом пира. Иди в дом плача,
            Чтоб забылись грехи. Чтоб открылась душа.
(И. Рукавишников)

    Это приём, впервые примененный к триолетной форме, известный в сонетной старо-французской, но теоретически допустимый в любой строфике. Вглядитесь: такое построение допускает чтение одного триолета как трёх самостоятельных при мысленном рассечении стихотворения вертикальной линией через цезуры. И хороший пример сквозной рифмы. Кстати, возможно также построение венка триолетов по схеме венка сонетов.

    Восьмистишие со схемой рифмовки abababab называется сицилианой:

                Май жестокий с белыми ночами!
                Вечный стук в ворота: выходи!
                Голубая дымка за плечами,
                Неизвестность, гибель впереди!
                Женщины с безумными очами,
                С вечно смятой розой на груди! —
                Пробудись! Пронзи меня мечами,
                От страстей моих освободи!
(А. Блок)

    Девятистишие встречается не чаще семистишия. Но опять же: добавьте строку к восьмистишию, и получится то, что и требовалось получить (ababcdccd):

                Отворите мне темницу,
                Дайте мне сиянье дня,
                Черноглазую девицу.
                Черногривого коня.
                Дайте раз пор синю полю
                Проскакать на том коне;
                Дайте раз на жизнь и волю,
                Как на чуждую мне долю,
                Посмотреть поближе мне...
(М. Лермонтов)

    Девятистишие с рифмовкой ababbcdcс… (и так далее, причём каждый девятый стих удлинён на одну стопу) называется спенсеровой строфой:

                Нет ничего печальнее на свете
                Невинной удрученной красоты,
                Повергнутой в предательские сети
                Вражды жестокой, злобной клеветы:
                Под властью ль я чарующей мечты
                Иль женский рыцарь я надежней стали,
                Но видя горе женской чистоты,
                Душа моя сжимается в печали.
                Мучительней тоски я испытал едва ли.

                    (Э. Спенсер, пер. С. Протасьева)

    Десятистишие встречается чаще девятистишия по причине симметричности. Вообще, при чётном количестве строк проще составить красивую комбинацию рифм. Примером десятистишия является вот это (ababccdeed):

                О вы, которых ожидает
                Отечество от недр своих
                И видеть таковых желает,
                Каких зовёт от стран чужих,
                О ваши дни благословенны!
                Дерзайте ныне ободренны
                Раченьем вашим показать,
                Что может собственных Платонов
                И быстрых разумов Невтонов
                Российская земля рождать.
(М. Ломоносов)

    Десятистишия имеют и фиксированные формы. В частности, формой десятистишия является ода. Классическая ода имеет схему рифмовки ababccdeed и характеризуется восхваляющим, торжественным содержанием, пафосными выражениями, изобилием восклицаний. Признанным мастером оды являлся Гавриил Державин. Например:

                Подай, Фелица! наставленье:
                Как пышно и правдиво жить,
                Как укрощать страстей волненье
                И счастливым на свете быть?
                Меня твой голос возбуждает,
                Меня твой сын препровождает;
                Но им последовать я слаб.
                Мятясь житейской суетою,
                Сегодня властвую собою,
                А завтра прихотям я раб.


    Другой фиксированной формой десятистишия является децима. Децима — десятистрочная строфа в испанской поэзии, чаще всего хореического размера. Мужские и женские рифмы в дециме идут по порядку AbbAAccDDc. Известны ямбические децимы в поэзии Державина с системой рифмовки aBaBccDeeD («Фелица» и «Бог») и aa BcBc DeeD («На счастие»).

    Не будем подробно разбирать 11-ти, 12-ти и 13-ти стишия. Напомню лишь, что в любой из этих форм можно получить огромное количество разнообразных комбинаций рифм, так что это поле для вашей деятельности. Единственно выделю фиксированную форму 12-тистишия, коплу. Копла — форма стансов в староиспанской поэзии, 12-строчная строфа, разбиваемая системой рифм на два шестистишия, в которых третий и шестой стих укорочены. Рифмовка: abc abc def def. Вот образец коплы из «Стансов на смерть отца, капитана Родриго» Хорхе Манрике:

                Не предавайся скорби тщетной,
                Душа, и ясными очами
                Взгляни вокруг:
                Жизнь иссякает незаметно,
                И смерть неслышными шагами
                Подходит вдруг.
                Отрады длятся лишь мгновенья,
                Но мукой каждая чревата,
                Увы, для нас.
                Прислушайся к людскому мненью:
                Мил только прожитой когда-то,
                Ушедший час.
(пер. О. Румера)

    У 13-стишия тоже есть как минимум одна фиксированная форма — рондель. Это французская форма стихотворения о трёх строфах, охватывающих 13 строк. В первых двух строфах по четыре стиха, в третьей — пять стихов. Через всю рондель проходят две рифмы (abbaabababbaa). Первые две строки повторяются в конце второй строфы, последняя строка — повторение первой строки целиком или в несколько изменённом виде.

                Окончив труд, иду с завода,
                Манифестацию встречать.
                В цветах весь город, и слыхать —
                Кричат: да здравствует свобода!
                Смеется солнце с небосвода,
                И мчатся тучки — благодать...
                Окончив труд, иду с завода
                Манифестацию встречать.
                Что за весна! Что за отрада!
                Лучам в сердцах легко звучать...
                Лишь землю беднякам отдать —
                Мир станет крепнуть год от года.
                Окончив труд, иду с завода.

                    (П. Тычина, пер. с укр. Н. Ушакова)

    Зато рассмотрим четырнадцатистишие, потому что оно имеет фиксированную форму, являющуюся одной из наиболее популярных в истории — сонет. Сонет — это стихотворение из 14 стихов, построенное по схеме abbaabbacdcdee, то есть два четверостишия и два трёхстишия. Сонет появился в европейской литературе ещё в XIII веке. Одной из вершин поэзии Возрождения являлись сонеты Петрарки, обращённые к Лауре. Сонет часто имеет нарушения строгой рифмовой схемы. Например, 66-ой сонет Шекспира в переводе Самуила Маршака:

                Зову я смерть. Мне видеть невтерпёж
                Достоинство, что просит подаянья,
                Над простотой глумящуюся ложь,
                Ничтожество в роскошном одеянье.

                И совершенству пошлый приговор,
                И девственность, поруганную грубо,
                И неуместной почести позор,
                И мощь в плену у немощи беззубой.

                И прямоту, что глупостью слывёт,
                И глупость в маске мудреца, пророка,
                И вдохновения зажатый рот,

                И праведность на службе у порока.
                Всё мерзостно, что вижу я вокруг,
                Но как тебя покинуть, милый друг!


    Заключение сонета может охватывать все шесть последних строк (в данном случае — две). В данном сонете не соблюдено правило общих рифм в двух катренах.

    Имеются варианты сонетов: хвостатый сонет — два четверостишия и три терцета; сплошной сонет — на двух рифмах; опрокинутый сонет — два терцета и два четверостишия; безголовый сонет — одно четверостишие и два терцета; половинный сонет — четверостишие и терцет; двойной сонет — четыре четверостишия и четыре терцета; хромой сонет — неравностопность четвертого стиха в катренах и так далее. Игровыми формами сонета являются: сонет с повторениями — в таком сонете каждая новая строка начинается тем словом, которым заканчивается предыдущая; змеевидный сонет, заканчивающися своим начальным стихом, причём первая половина первого стиха служит второй половиной последнего, в вторая половина первого — первой половиной последнего; обратный сонет, в котором последний стих имеет расстановку слов, обратную расстановке слов в первом стихе; сонеты с крошечными стихами (термин Шульговского), в которых строки могут являться даже одностопным ямбом.

    Сонет развивается и сплетается в ещё более сложную форму — венок сонетов. Венок состоит из пятнадцати сонетов. Первая строка каждого сонета повторяет последнюю строку предыдущего; заключительный сонет (магистрал) повторяет каждую строку каждого сонета, связывая их воедино. Таким образом, венок сонетов представляет собой двести десять строк, четырнадцать из которых употреблены троекратно. Венок сонетов очень сложен для написания, тем более правильный, без нарушения правил построения одного сонета. Венки встречаются у Валерия Брюсова и Ильи Сельвинского. Неплохой венок сонетов создал современный поэт и рок-музыкант Сергей Калугин. В 1889 году Прешерн написал венок опрокинутых сонетов 2-го вида, что является, можно сказать, поэтическим подвигом. Известны венки двойных сонетов, но, правда, в итальянской литературе.

    Отмечу, что четырнадцатистишие совсем не обязательно является сонетом. Например, вот такая форма: ababccdefefggd.

                Я в почётных рядах —
                Руки в мягкий бетон —
                Золотая звезда,
                Предварив пелатон,
                В предвкушении сна
                Оказалась одна
                На пути к дохристианскому Богу.
                Эта леди вон там
                Очень нравится мне,
                Я бы впился в уста,
                Я остался бы с ней,
                Но придётся пройти
                Окончанье пути
                По кричащим ковровым дорогам.


    Специфическим четырнадцатистишием является онегинская строфа (ababccddeffegg):

                Итак, она звалась Татьяной.
                Ни красотой сестры своей,
                Ни свежестью её румяной
                Не привлекла б она очей.
                Дика, печальна, молчалива,
                Как лань лесная боязлива,
                Она в семье своей родной
                Казалась девушкой чужой.
                Она ласкаться не умела
                К отцу, ни к матери своей;
                Дитя сама, в толпе детей
                Играть и прыгать не хотела
                И часто целый день одна
                Сидела молча у окна.
(А. Пушкин)

    Естественно, можно искать и более сложные 15, 16-тистишия, в общем, всё на ваше усмотрение. Отмечу только одну специфическую форму 15-стишия — рондо. Это стихотворение в 15 строк с рифмовкой aabbaabbсaabbaс (с — нерифмующийся рефрен, повторяющий первые слова 1-й строки). Популярно в поэзии барокко и рококо.

                В начале лета, юностью одета,
                Земля не ждёт весеннего привета,
                Но бережёт погожих, тёплых дней,
                Но расточительная, всё пышней
                Она цветёт, лобзанием согрета.
                И ей не страшно, что далёко где-то
                Конец таится радостных лучей,
                И что недаром плакал соловей
                В начале лета.
                Не так осенней нежности примета:
                Как набожный скупец, улыбки света
                Она сбирает жадно, перед ней
                Не долог путь до комнатных огней,
                И не найти вернейшего обета
                В начале лета.
(М. Кузмин)

    Рондо бывает и других типов: восьмистрочное, первая и вторая строки повторяются в конце и первый стих — в четвертой строке; тринадцатистрочное рондо, начальные слова первой строки входят в девятую и тринадцатую строки. Реже встречается четвертый тип сложного, так называемого совершенного рондо в 25 строк с двумя рифмами.

    Вы можете также смело комбинировать строфы — четверостишия с шестистишиями и так далее. Такие стихотворения называются строфоидами. Стихотворение же, в котором нет чёткого разделения на строфы, называется астрофизмом и широко употребляется в детской поэзии:

                Добрый доктор Айболит!
                Он под деревом сидит.
                Приходи к нему лечиться
                И корова, и волчица,
                И жучок, и паучок
                И медведица!
                Всех излечит, исцелит
                Добрый доктор Айболит!
(К. Чуковский)

    Близок к астрофизмам раёшный стих — русский народный стих со свободным количеством слогов и расположением ударений, ритм которого основан на смежной рифмовке. Размер, кстати, тоже не соблюдается. Например:

                Жил-был поп,
                Толоконный лоб.
                Пошел поп по базару
                Посмотреть кой-какого товару.
                Навтречу ему Балда
                Идет сам не зная куда.
(А. Пушкин)

    Напоследок скажу об ещё одном маленьком трюке. После любого законченного технически n-стишия, особенно после фиксированного (сонет, ода) можно просто добавить ещё одну строку (максимум две), которые позволят завершить стихотворение и с точки зрения содержания. Такое добавление называется кодой и не обязательно должно быть рифмованным.


    3.2. Восточные формы строф

    Кроме рубаи, описанного выше, существует ещё несколько специфических восточных разновидностей строф.

    Газель (газелла) — вид моноримического лирического стихотворения в восточной поэзии. Состоит обычно из 5-12 бейтов (двустиший). Схема рифмовки: aa ba ca da….От газели получили развитие другие традиционные формы персидского стиха.

                Хмельная, опьяненная, луной озарена,
                В шелках полурасстёгнутых и с чашею вина.
                Лихой задор в глазах ее, тоска в изгибе губ,
                Хохочущая, шумная, пришла ко мне она.
                Пришла и села, милая, у ложа моего:
                «Ты спишь, о мой возлюбленный? Взгляни-ка: я пьяна!»
                Да будет век отвергнутым самой любовью тот,
                Кто этот кубок пенистый не осушит до дна.
(Хафиз, перевод И. Сельвинского)

    В переднем бейте часто упоминается поэтическое имя (тахаллус) автора. Количество строк в газели всегда четное. Эта форма, как и другие формы восточной лирической поэзии, не привилась на русской почве и является лишь опытом поэтической стилизации.

    В другой трактовке газель представляется как трёхстишие, где два равных отрезка имеют одну рифму, затем вдвое больший отрезок имеет ту же рифму (трактовка Валерия Брюсова). В таком виде газель весьма похожа на рубаи.

                В моей песне ревнивый страх.
                Испугалась газель в горах.
                Два прыжка, разбег, а потом будто крылья на легких ногах.


    Разновидностью газели является тарджибанд, широко распространённый в восточной поэзии. Схемы рифмовки аа, ва, са…хх. Тарджибанд завершается связывающим бейтом с парной рифмой.

    Касыда (кассида) — тоже разновидность газели, длинное моноримическое стихотворение, в котором рифмуются первые две строки, а дальше — через строку. По системе рифмовки касыда похожа на газель, но газель — короткое стихотворение. В трактовке Брюсова касыда имеет на всём протяжении одну рифму, но лично я с этим не согласен.

    Муссадас — стихотворная форма в классической поэзии Ближнего и Среднего Востока, состоящая из 4-10 шестистишных строф и применяемая обычно в стихотворениях философского характера. Строфа делится на две неравные части в четыре и в два стиха; каждый стих делится цезурой на полустишия, причем первые полустишия имеют общую внутристрофную рифму, вторые же — заканчиваются редифом. В первой строфе — один и тот же редиф во всех шести стихах, в последующих строфах он стоит только в заключительном двустишии, обычно повторяющем последнее двустишие первой строфы (дословно или с некоторыми вариациями). Четверостишия же второй и следующих строф имеют свою внутреннюю рифму и свой редиф.

                Не думай о нашем страданьи, всему наступит конец.
                В груди удержи рыданья, слезам наступит конец,
                Придет пора увяданья, цветам наступит конец.
                В душе не храни ожиданья — душе наступит конец.
                Мне чашу подай, виночерпий, всему наступит конец.
                Нас сгложут могильные черви — всему наступит конец.

                    (Видади Молла, пер. К. Симонова)

    Сродни муссадасу такой тип, как мусамман. По сути, это тот же муссадас, но состоящий не из шестистиший, а из восьмистиший.

    Мухаммас — строфическая форма в поэзии Ближнего и Среднего Востока. В каждой строфе 5 стихов. Стихи первой строфы имеют общую рифму или общий редиф. Вторая и последующие строфы имеют свою рифму или редиф для всех строк, кроме конечной, которая обязательно завершается рифмой или редифом первой строфы (а иногда — повторяет последний стих первой строфы целиком).

                Сон видала: плыл рекою в клетке тесной молодец.
                С чудной речью соловьиной неизвестный молодец.
                Ах, откуда он, тот стройный, тот прелестный молодец?
                Чтобы сжечь меня, явился в поднебесной молодец.
                Захватил мою он душу, тот чудесный молодец!
                С плеч его бегрес спадает: кто он — бек или султан?
                Он отшельник иль безумец, или страстью обуян?
                Он волшебник ли, Юсуп ли, что покинул Ханаан?
                Все слова его как жемчуг — так и просятся в дастан.
                Даже пери не приснился б тот чудесный молодец.

                    (Молла Непес, пер. Н. Коровенко)

    В общем, экспериментируйте на здоровье!


    3.3. Ещё несколько слов о построении

    У построения стиха есть несколько негласных правил, которые можно не соблюдать, но которыми нужно пользоваться в своих целях. В частности, комбинируйте стихотворные формы! Опять же, вспоминаю «Евгения Онегина», где катрены разной рифмовки переплетаются с двустишиями. И так далее. Уникальные комбинации форм можно найти в произведениях Михаила Щербакова. Например:

            Предположим, герой, молодой человек, холостой кавалер
            Должен ехать в провинцию, дней эдак на десять, делать дела.
            Расставаясь с избранницей, он орошает слезой интерьер
            И, пожалуй, не врёт, говоря, что разлука ему не мила.
            Заклинает богами земли и морей
            Без него не подмигивать здесь никому,
            В сотый раз, напоследок, уже у дверей,
            Умоляет писать ему, что бы там ни было, в день по письму,
            Рисовать голубка на конверте и слать непременно скорей,
            И красавица тем же вполне от души отвечает ему.
            Обещает писать, ободряет кивком,
            Одаряет цветком, наконец, отпускает
                        и в десять минут забывает о нём.
            А герой, повелев ямщику не зевать,
            Через сутки пути прибывает на место, въезжает в гостиницу
            И принимается существовать.


    В этой уникальной строфе мы видим потрясающие переплетения как формы, так и размера. Схема стихотворной строфы такова: ababcdcdcdeeff. Но первые четыре строки — шестистопный анапест, следующие три — четырёхстопный, затем снова шестистопный в трёх строках, четырёхстопный, восьмистопный, четырёхстопный и десятистопный напоследок. Причём расстановка цезур тоже очень необычная.

    Ещё одним моментом, который следует упомянуть, говоря о построении стихотворения, является рефрен. В песне рефрен обыкновенно именуется припевом и призван хорошо запоминаться, особенно в произведениях, исполняемых нашей родной и любимой попсой. Но мы же поэты! Поэтому рефрен надо употреблять с чувством, толком и расстановкой. Рефрен, как правило, отличается от основного стихотворения чем-нибудь: размером, ритмом, рифмой, чем угодно. Но может и не отличаться. Рефрен может быть всегда одинаковым либо меняться — частично или полностью, от куплета к куплету. В случае если рефрен меняется со смысловой точки зрения, его необходимо отделять от остального стихотворения изменением ритма. Чаще всего меняется длина строки.

    В общем, рефрен — это элемент всё же песенный, в стихотворениях встречается редко. Но помните, если вы пишете песню, каким требованиям должен удовлетворять рефрен. Он должен быть характерен и закончен, то есть в нём должна выражаться законченная мысль, подытоживающая запев. Он не должен повторяться слишком часто (например, четырёхстрочный рефрен после каждого двустишия — это бред сивой кобылы). Ну и, конечно, его повторение должно быть оправдано. Потому что в большинстве современных песен припев — это просто набор слов, призванный повысить популярность песни.

    Отмечу здесь ещё один стиль стихосложения, часто применявшийся Владимиром Маяковским: так называемые эхо-рифмы. В таких стихотворениях с попарной рифмовкой aabbcc вторая строка состоит всего из одного слова или короткой фразы, зарифмованной с первой строкой.

      Где земля, и где закон, чтобы землю выдать к лету? —
                Нету!
      Что же дают за февраль, за работу, за то, что с фронтов
                                      не бежишь? —
                Шиш!
(В. Маяковский)

    По сути, это тоже трюковое стихосложение.
    Напоследок расскажу об одном из трюковых видов стихосложения: о моноримах. Все строки в монориме заканчиваются одной и той же рифмой:

                Огни — как нити золотых бус,
                Ночного листика во рту — вкус.
                Освободите от дневных уз,
                Друзья, поймите, что я вам — снюсь.
(М. Цветаева)

    Как правило, монорим редко имеет художественное значение, это чаще всего именно стихотворный трюк.

Сайт Тима J. Скоренко
Сайт Тима J. Скоренко© Тим Скоренко